В особых условиях

В особых условиях

Моисей Александрович ФУРЩИК, управляющий партнер компании ФОК (Финансовый и организационный консалтинг), полагает, что особые экономические зоны в России имеют неплохие перспективы развития. Причем это касается как уже имеющихся ОЭЗ, так и площадок, которые могут быть созданы в будущем. Тем не менее регулирование деятельности таких зон нуждается в совершенствовании.

— Моисей Александрович, в России особые экономические зоны существуют уже порядка десяти лет. На ваш взгляд, оправдало ли себя использование этого механизма? И ОЭЗ какого типа оказались наиболее успешными?

— Действительно, уже можно подводить некоторые промежуточные итоги развития особых экономических зон в нашей стране. В целом я бы оценил их как умеренно позитивные. Конечно, не сбылись супероптимистические ожидания того, что ОЭЗ станут мощными точками роста, которые уже через 5–7 лет придадут серьезный импульс всей российской экономике, выступят в роли очага ее инновационного развития. Но в то же время оказались не правы и пессимисты, предрекавшие особым экономическим зонам роль черной дыры для отечественного бюджета.

Как часто бывает, истина оказалась посередине. Проекты ОЭЗ постепенно запускаются, набирают обороты, растет число резидентов, вводятся все новые инфраструктурные объекты. Процесс идет не без сложностей — не все созданные особые экономические зоны оказались удачными, некоторые даже пришлось закрывать. Но в целом динамика явно положительная. Например, суммарные собранные с резидентов налоги в размере около 11 миллиардов рублей, конечно, не окупают бюджетные вложения в ОЭЗ, но через 3–4 года эти значения уже могут стать сопоставимыми. Поэтому мне кажется, что механизм ОЭЗ доказал свою жизнеспособность и адекватность, однако еще потребуются дополнительные усилия, чтобы стала очевидна и его эффективность.

При этом для одного из четырех существующих типов ОЭЗ такая эффективность уже наглядно демонстрируется. Это промышленно-производственные особые экономические зоны — именно их сейчас можно назвать наиболее успешным типом ОЭЗ. Прежде всего это касается первых из них — ОЭЗ «Алабуга» (Татарстан) и ОЭЗ «Липецк». Суммарный объем инвестиций в этих промышленных зонах составляет около 80 миллиардов рублей, а количество созданных рабочих мест превысило 6 тысяч человек. В результате актуальной уже становится задача расширения первоначальной территории этих зон, которая постепенно заполняется резидентами.

Лидерство промышленно-производственных особых экономических зон подтверждают и результаты общероссийского опроса экспертов, проведенного Российским союзом промышленников и предпринимателей и компанией ФОК. Около 78 процентов опрошенных специалистов по тематике ОЭЗ считают наиболее эффективными именно промышленно-производственные зоны. Второе место досталось технико-внедренческим ОЭЗ. Оставшиеся два типа зон (портовые и туристско-рекреационные) не получили голосов ввиду заметного отставания в темпах развития.

— По данным РосОЭЗ, на 1 января 2014 года резиденты всех зон осуществили инвестиции на 100 миллиардов рублей. Можно ли считать это удовлетворительным итогом деятельности ОЭЗ? Каков их потенциал в перспективе?

— В принципе сумма 100 миллиардов немаленькая. Для сравнения, примерно такие инвестиции в основной капитал в 2012 году были осуществлены в Калужской и Липецкой областях. Другим сопоставимым примером является суммарный объем капитальных вложений компаний, входящих в ОАО «Россети», который в 2012 году составил порядка 130 миллиардов рублей. То есть инвестиции в ОЭЗ уже становятся заметными в российском масштабе, но пока не очень впечатляющими. На текущий момент это, наверное, нормальная ситуация.

Однако в перспективе размер инвестиций в ОЭЗ должен увеличиться в разы, иначе механизм не оправдает себя. Уже сейчас объем заявленных (а не только осуществленных) инвестиций резидентов составляет, по данным РосОЭЗ, около 430 миллиардов рублей. Тут надо отметить, что это не просто пустые пожелания. Эти цифры складываются из реальных бизнес-планов, одобренных экспертным советом. Конечно, часть из них по разным причинам может и не реализоваться, но это все равно является хорошим ориентиром по плановым вложениям. При этом работа по привлечению инвесторов в ОЭЗ продолжается, так что величина заявленных инвестиций вполне может удвоиться в перспективе 3–5 лет.

— Что сегодня активнее всего влияет на решение инвесторов (в частности, иностранных) стать резидентами конкретной ОЭЗ? Какие факторы являются решающими и почему?

— Важнейший фактор — это наличие инфраструктуры. Он оказывается даже более существенным, чем налоговые и таможенные льготы, предусмотренные режимом ОЭЗ. Именно поэтому старые зоны до сих пор являются наиболее востребованными территориями. Причина в том, что наличие готовой инфраструктуры дает возможность быстрого запуска инвестиционного проекта. Такое сокращение сроков может дать большую экономию, чем льготы.

Кроме того, для инвесторов очень важно местоположение особой экономической зоны. Удачное расположение означает не только эффективную логистику, но и наличие квалифицированных кадров в непосредственной близости от зоны. Причем качество рабочей силы часто оказывается более критично, чем ее стоимость. 

Наиболее перспективным типом ОЭЗ являются промышленно-производственные зоны, которые на сегодняшний день показали максимальную эффективность

Также стоит отметить активность руководства конкретных ОЭЗ и соответствующих регионов. Это тоже является важным фактором, так как инвесторы очень ценят внимание к себе и считают, что в подобной ситуации у них заметно снижаются риски административного характера. При этом стоит отметить, что существенной разницы в подходах между иностранными и российскими инвесторами в этих вопросах не наблюдается.

— В опросе, который недавно проводила компания ФОК, почти половина респондентов отметила, что ОЭЗ сегодня — перспективный, но пока не очень з­аметный сегмент экономики. По вашему мнению, какие меры помогли бы раскрыть потенциал уже созданных ОЭЗ? Как в этом могли бы помочь региональные власти?

— Основная задача — это ускорение строительства инфраструктуры. Например, для реального запуска ОЭЗ «Советская Гавань» (Хабаровский край) необходимо в ближайшее время решить вопросы с железнодорожными подходами, особенно учитывая перспективу включения в этот масштабный проект еще и порта «Ванино». Другая крайне важная задача — это активизация работы по привлечению инвесторов. Часто потенциальные инвесторы даже и не знают об условиях, предлагаемых в особых экономических зонах. Причем это касается не только иностранных, но и российских инвесторов.

Для отдельных ОЭЗ может потребоваться корректировка существующих концепций развития. В первую очередь это может коснуться некоторых туристско-рекреационных зон.

Позитивным фактором для развития существующих ОЭЗ было бы более масштабное предоставление дополнительных сервисов их резидентам — централизованный PR, консалтинговые, юридические, ф­инансовые и образовательные услуги, аренда оборудования и так далее.

При этом роль региональных властей в развитии особых экономических зон, созданных на их территории, может быть довольно существенной. Прежде всего им важно обеспечивать своевременное выполнение своих обязательств по софинансированию строительства инфраструктуры. Кроме того, целому ряду ОЭЗ требуется содействие регионов в решении земельных вопросов. Где-то необходимо ускорение процессов согласования при строительстве. Как показывает практика, очень важным фактором успеха является активное взаимодействие руководства регионов с федеральными органами власти по вопросам развития ОЭЗ. В российских условиях подобное проталкивание ключевых решений в Москве может быть даже эффективнее, чем непосредственная работа на местах.

При этом есть и негативные примеры, когда после смены губернатора новое руководство региона резко ослабляло поддержку своей особой экономической зоны. Причем это может происходить даже не по объективным причинам, а в­виду чисто психологического восприятия ОЭЗ как чужого проекта, ассоциируемого с предыдущими властями. Это весьма печальный вариант, так как полноценное развитие ОЭЗ требует 10–15 лет, что превышает средний срок пребывания губернатора в своей должности. К счастью, такие случаи все-таки немногочисленны.

— На ваш взгляд, есть ли в России ниши для новых ОЭЗ?

— Конечно, такие ниши еще имеются. На самом деле в России до сих пор создано не так уж много ОЭЗ. Например, в Китае или США подобных территорий больше сотни.

Наиболее перспективным типом новых ОЭЗ представляются промышленно-производственные зоны, которые, как я уже сказал, на сегодняшний день показали максимальную эффективность. Этот формат наиболее понятен инвесторам, да и круг потенциальных резидентов для них очень широк. Также перспективным представляется создание дополнительных портовых особых экономических зон, хотя этому несколько мешает медленный старт уже созданных ОЭЗ данного типа.

С географической точки зрения напрашивается создание промышленно-производственных особых экономических зон в Сибири и на Юге России. В этих макрорегионах до сих пор нет ни одной такой ОЭЗ, хотя с точки зрения логистики, природных и трудовых ресурсов подобные решения представляются весьма обоснованными. Существует интересный проект формирования портовой ОЭЗ на базе аэропорта Грозного. Это позволило бы создать значительное число рабочих мест, что сейчас крайне актуально для Чеченской Республики.

Несмотря на относительно слабые результаты развития туристско-рекреационных ОЭЗ, возможен запуск новых проектов в регионах, имеющих уникальный туристический потенциал. Прежде всего среди них можно отметить Камчатку. Здесь перспективы огромны, но их невозможно полностью реализовать без формирования льготного режима и мощной федеральной поддержки в части создания инфраструктуры. Технико-внедренческая ОЭЗ вполне могла бы появиться в Новосибирске, Екатеринбурге или Нижнем Новгороде, каждый из этих городов имеет для этого достаточный научно-технический потенциал.

Кроме того, на мой взгляд, очень перспективна идея законодательного оформления возможности создания ОЭЗ регионального уровня, которая продвигается Минэкономразвития России. В этом случае особый статус сможет получить целый ряд индустриальных, туристических и агропромышленных парков, технопарков, что поможет им более активно развиваться. При этом будет обеспечиваться высокий уровень децентрализации в управлении системой российских ОЭЗ, что становится все более актуальной задачей.

— Можете ли вы отметить основные проблемы в регулировании деятельности ОЭЗ? Как их можно решить?

— Существенной проблемой являются слишком жесткие ограничения на виды деятельности, разрешенные в особых экономических зонах. В значительной степени эта проблема может быть решена, если будут приняты поправки в закон об ОЭЗ, разработанные Минэкономразвития России и отменяющие деление особых экономических зон на типы. Конечно, и в этом случае сохранится определенная специализация отдельных ОЭЗ, но появится разумная гибкость в формировании пула резидентов. Например, станет возможно достаточно органичное соседство промышленно-производственной и технико-внедренческой деятельности в рамках одной ОЭЗ. Также логично выглядит возможность сочетания на одной территории портовой и промышленно-производственной деятельности.

Среди проблем в регулировании деятельности ОЭЗ инвесторы очень часто выделяют административные и таможенные процедуры, которые требуют дальнейшего упрощения. Кроме того, существенным препятствием для развития ОЭЗ в России является низкий уровень льгот по федеральной части налогов. Это заметно снижает конкурентоспособность отечественных особых экономических зон по сравнению со многими зарубежными.

Важнейший фактор для инвестора — наличие инфраструктуры. Он оказывается даже более существенным, чем налоговые и таможенные льготы

— Какие уроки мы можем извлечь из иностранного опыта использования особых экономических зон? Всегда ли этот инструмент оказывается эффективным и какие факторы определяют его эффективность?

— Зарубежный опыт формирования особых экономических зон является скорее позитивным, но неоднозначным. Существует довольно много примеров провала подобных проектов, что наиболее характерно для развивающихся стран. В таких случаях зоны либо превращаются в окно для ухода от налогов, либо бессмысленно поглощают бюджетные деньги на создание инфраструктуры. Кстати, первоначальный российский опыт формирования свободных экономических зон тоже относится к первому случаю.

Как показала практика, наиболее эффективными являются те ОЭЗ, которые несут функции экономического взаимодействия с внешним миром, то есть нацелены на привлечение иностранных инновационных производств, интеграцию страны в систему мировой торговли и формирование благоприятного климата для зарубежных инвесторов. Большинство успешных проектов было создано вблизи или на территории крупных городов или важных транспортных узлов (например, морских портов). При этом важнейшими факторами успеха являлись грамотная концепция развития, опережающее строительство инфраструктуры, хорошая обеспеченность человеческими ресурсами, привлекательный набор льгот и международный маркетинг зоны. То есть именно те вопросы, которые и в России стоят на повестке дня.

— Часто приводятся в пример Китай с его ОЭЗ и Индия с ее технопарками. Насколько их опыт применим к России?

— Конечно, полностью копировать их опыт бессмысленно, но отдельные компоненты могут быть полезны и для России. Например, опыт Китая интересен с точки зрения большего масштаба предоставляемых льгот (вплоть до субсидий на электроэнергию). Также в стране имеется возможность создания ОЭЗ регионального уровня.

Еще один момент — это грамотное использование дешевой рабочей силы, превращение ее в ключевое конкурентное преимущество. В нашей стране такой аспект используется далеко не в полной мере, так как ОЭЗ в основном создаются в регионах с относительно высоким уровнем заработной платы. Ну и важнейшим фактором успеха китайских свободных экономических зон являются масштабные бюджетные вложения в инфраструктуру, которые обычно носят опережающий характер по отношению к инвестициям резидентов. В этом отношении Китай не боится рисковать. И в среднем это оказывается оправданным, несмотря на некоторое количество неудачных, «зависших» проектов.

Опыт индийских технопарков, формирующих около восьми процентов ВВП страны и 23 процента ее экспорта, интересен их плотной интеграцией с образовательной системой, что в российских ОЭЗ развито очень слабо. Кроме того, Индия целенаправленно формирует в своих технопарках не только профильную инфраструктуру, но и привлекательную среду обитания, значительно превосходящую типичный для страны уровень.

Стоит отметить, что индийский опыт создания особых экономических режимов не ограничивается технопарками. В стране имеется более 40 текстильных парков, где правительство Индии покрывает 40–50 процентов от предлагаемой стоимости проектов, включая объекты общего пользования и здания для производственной деятельности. Подобные бюджетные вложения в создание производственных площадей могли бы быть эффективны и в России, но пока они практически не используются в наших промышленных ОЭЗ.

В целом можно сказать, что зарубежный опыт необходимо постоянно мониторить, стараясь оперативно заимствовать наиболее подходящие элементы. Между мировыми ОЭЗ идет жесткая конкуренция за инвесторов, что приводит к регулярной модернизации этих льготных режимов. Соответственно, и Россия не должна стоять на месте.

ЧИТАТЬ В ИСТОЧНИКЕ

Журнал Бюджет 2014
Автор(ы): Фурщик Моисей

Подпишись на ежедневную рассылку

Укажите вашу электронную почту и получайте актуальные новости