Инфраструктура

Зоны инвестиционного комфорта

Главные новости

Все новости

Зоны инвестиционного комфорта

Каким оказался 2021 год для территорий опережающего развития и ОЭЗ в России

Уточнение критериев создания особых экономических зон (ОЭЗ), курс на кластеризацию, изменения в законодательстве и новые льготы: каким был 2021 год для ОЭЗ, территорий опережающего развития (ТОР) и других зон с особым экономическим статусом в России.Развернуть на весь экран

Фото: Александр Коряков, Коммерсантъ

Особые экономические зоны, территории опережающего социально-экономического развития, специальные административные районы и индустриальные парки — важные инструменты привлечения инвестиций в приоритетные отрасли экономики и создания точек роста в России. Делается это предоставлением многочисленных преференций, в том числе налоговых льгот, а также созданием необходимых инфраструктурных условий для инвесторов, а в ряде случаев — наделением резидентов особым юридическим статусом.

Корона как фактор роста

Обратить особое внимание на ТОР и ОЭЗ инвесторов заставил коронакризис. «В целом складывается ощущение, что на фоне пандемии и других кризисных факторов бизнес все большее внимания обращает на возможность получения льгот, поэтому тематика ОЭЗ и других преференциальных режимов стала более востребована»,— отмечает Моисей Фурщик, управляющий партнер компании ФОК, глава Экспертного совета по промышленной политике Комитета РСПП по промышленной политике и техническому регулированию.

Так, за последние два года произошла заметная активизация процесса создания новых ОЭЗ, продолжает эксперт: «В 2020 году появилось восемь ОЭЗ, а в 2021 году — четыре. Причем из четырех возможных типов явный акцент делается на промышленно-производственных зонах. В частности, к этому типу относятся 10 из 12 ОЭЗ, созданных в 2020–2021 годах. Именно они оказались наиболее понятным форматом для бизнеса, поэтому лучше заполняются резидентами».

Одна из ОЭЗ промышленно-производственного типа (и, кстати, первая частная ОЭЗ в стране), показавшая, согласно рейтингу Минэкономразвития, 100% эффективности, «Ступино Квадрат», в сентябре отметила свое шестилетие и появление 30-го резидента. Как рассказала управляющий партнер и соучредитель ОЭЗ «Ступино Квадрат» Екатерина Евдокимова, и 2021 год, и даже 2020-й были к компании «достаточно благосклонны», а «COVID-19 катализировал некоторые процессы», в частности повысил привлекательность площадки для зарубежного бизнеса.

«В конце февраля прошлого года, прямо перед пандемией, мы подписали крупную сделку с Barilla: они купили у нас очень большой кусок земли, поэтому все это время выполняли обязательства по подведению железной дороги, делали инфраструктуру — в общем, пандемийных последствий не почувствовали,— говорит Екатерина Евдокимова.— Весь этот год предприятия также продолжали работать. У нас 17 заводов, причем 2 открылись в 2021-м. На очереди еще две крупные сделки с иностранными инвесторами и три — с российскими компаниями. Несколько компаний планируют расширяться — надо, соответственно, развивать железнодорожную инфраструктуру, в том числе строить контейнерный терминал».

Заметные улучшения видны и в существующих технико-внедренческих ОЭЗ, особенно в двух столицах, добавляет Моисей Фурщик. По состоянию на конец 2020 года число резидентов в ОЭЗ технико-внедренческого типа увеличилось на 26% по сравнению с 2017-м и составило 472 компании. Рост инвестиций здесь во многом связан с ослаблением ограничений на ведение промышленной деятельности, полагает эксперт.

По словам Тамары Рондалевой, генерального директора АО «ОЭЗ «Санкт-Петербург»», относящейся к технико-внедренческому типу, 2021 год оказался «довольно успешным». Резиденты ООО «Инмед» и ООО «ЭмСиЭнЭс Полиуретан РУС» (учредитель — корейская компания MCNS, Mitsui Chemicals and SKC Polyurethanes) получили разрешение на ввод в эксплуатацию своих предприятий: первое — по выпуску материалов на основе нановолокон, второе — по производству полиольного компонента полиуретановых систем с низким содержанием летучих органических соединений (применяется в строительстве, автомобилестроении, производстве холодильной техники, обувной и мебельной промышленности). Оба проекта связаны с разработкой новых материалов.

«ООО «Биопалитра» запустило серийное производство тест-системы «МультиСКРИН» для диагностики ВИЧ, гепатитов В и С, сифилиса — это первый в мире комбинированный тест, который одновременно выявляет сразу четыре заболевания. АО «Фармасинтез-Норд» произвело валидационную серию вакцины «Спутник V» и готовится к промышленному производству,— перечисляет Тамара Рондалева.— Несмотря на существенные ограничительные меры, отразившиеся в том числе на деловом туризме, с начала года привлечено шесть новых резидентов с заявленным объемом инвестиций более 6 млрд руб. В числе новых инвесторов, например, ООО «Газпромнефть — Промышленные инновации» (дочерняя компания ООО «Газпром нефть») с проектом по созданию комплекса лабораторий и пилотных установок для испытания новых промышленных технологий. И еще несколько компаний станут резидентами ОЭЗ до конца года».

Кроме того, в текущем году началось строительство инженерной и транспортной инфраструктуры и нового инновационного центра. «Уже в следующем году мы завершим их и сможем предложить нашим резидентам готовые офисные и производственные площади и инженерно подготовленные земельные участки: и в том, и в другом сегодня есть потребность со стороны как действующих резидентов, так и потенциальных инвесторов»,— пояснила генеральный директор ОЭЗ.

Сближение и объединение

Эксперты выделяют ряд тенденций, которые будут определять развитие особых экономических зон в ближайшие годы. В частности, форматы промышленно-производственных и технико-внедренческих ОЭЗ постепенно сближаются, что подтверждается предложением Минэкономразвития объединить их. «Мы наблюдаем, что два типа этих ОЭЗ ТВТ начинают взаимопроникать друг в друга, потому что технологии, производство и ИТ плотно связаны и границу между ними сложно прочертить»,— сообщил замминистра экономического развития Сергей Галкин в июле на круглом столе Совета федерации о мерах по обеспечению инвестиционной привлекательности особых экономических зон технико-внедренческого типа (ТВТ).

Также Минэкономразвития предлагает облегчить процедуру получения статуса резидента таких зон: заменить бизнес-планы на паспорта инвестиционных проектов, которые являются упрощенной его формой, и сократить сроки рассмотрения заявок с 40 до 15 рабочих дней. Кроме того, ведомство предлагает изменить налоговый режим для резидентов ОЭЗ ТВТ, добавив льготы по налогу на прибыль, ускоренную процедуру возмещения НДС и ускоренную амортизацию.Развернуть на весь экран

При этом на федеральном уровне, как отмечает Моисей Фурщик, усилилось понимание того факта, что только за счет региональных бюджетов полноценно развивать ОЭЗ нереально: «Слишком большие затраты требуются на инфраструктуру, а отдача возникает со значительным лагом».

Поэтому сейчас, по словам эксперта, для финансирования ОЭЗ явным образом стали задействоваться федеральные субсидии, ранее ориентированные на индустриальные и промышленные парки, а также появившийся в этом году инструмент инфраструктурных кредитов, выделяемых регионам. Так, например, в конце октября Ивановской области был выделен инфраструктурный кредит в размере 2,65 млрд руб. Часть этих средств пойдет на создание инженерной и дорожной инфраструктуры при строительстве объектов для размещения резидентов ОЭЗ промышленно-производственного типа «Иваново» в городе Иваново и ТОСЭР «Наволоки» в городе Наволоки Кинешемского района, а также для размещения промышленного предприятия в деревне Иневеж.

Довольно важным событием 2021 года, по мнению Моисея Фурщика, стало уточнение критериев создания особых экономических зон, которое сделало правительство России в июле: «Минимальный объем заявленных стартовых внебюджетных инвестиций был установлен на уровне 8 млрд руб. Причем при объеме таких инвестиций до 20 млрд руб. количество первоначальных потенциальных резидентов должно составлять не менее пяти компаний, а при сумме свыше 20 млрд руб. достаточно и одного якорного инвестора. Кроме того, соотношение между бюджетными вложениями в инфраструктуру и частными инвестициями должно быть не хуже 1:5».

Осуществимая задача

Что касается территорий опережающего социально-экономического развития, то эксперты выделяют следующие тенденции, сформировавшиеся в 2021 году. «Если говорить о дальневосточных ТОР, здесь в последнее время акцент был не на создании новых территорий, а на расширении существующих. Причем в действующие ТОР часто включают довольно удаленные крупные участки и новые виды деятельности. Это позволяет не плодить излишние управленческие структуры»,— отмечает Моисей Фурщик.

Еще одна важная тенденция в отношении ТОР — это постепенное смещение фокуса с гигантских якорных проектов (АГПЗ в Свободном, суперверфь «Звезда» в Большом Камне и т. д.) на средние по размеру предприятия: «Причем в некоторых случаях уже удается переходить к осознанному формированию кластеров в рамках конкретных ТОР, постепенно удлиняя кооперационные цепочки между резидентами и увеличивая таким образом добавленную стоимость. Такой подход наша компания ФОК совместно с японским Nomura Research Institute закладывала при разработке Планов перспективного развития нескольких крупнейших ТОР, а сейчас стала видна его постепенная реализация».

В этом случае, говорит Моисей Фурщик, шансы на включение в льготный режим появляются не только у крупнейших федеральных корпораций, но и у местного бизнеса, а также у иностранных инвесторов: «А созданная за бюджетный счет инфраструктура ТОР начинает работать более эффективно, обслуживая потребности широкого круга инвесторов. Представляется, что именно кластеризация является оптимальным путем дальнейшего развития ТОР, так как она может обеспечить значительные синергетические эффекты».

По данным Минэкономразвития, в России насчитывается 115 территорий опережающего развития, из них 89 — в моногородах, в том числе в закрытых административно-территориальных образованиях (ЗАТО), где они создавались как ответ на изменившуюся структуру занятости. Сегодня функционирует восемь таких территорий в «атомных» городах: Саров в Нижегородской области, Озерск и Снежинск в Челябинской области, Железногорск в Красноярском крае, Лесной и Новоуральск в Свердловской области, Заречный в Пензенской и Северск в Томской областях.

Как пояснил гендиректор УК «Атом-ТОР» Николай Пегин, ТОСЭР в ЗАТО атомной отрасли дает возможность для реализации практически любых проектов, так как здесь порог вхождения не очень высокий: в зависимости от территории от 1 млн до 15 млн руб., что позволяет заходить практически любым компаниям малого, среднего и крупного бизнеса.

«По аналогии с дальневосточными преференциальными территориями у компаний, которые решат реализовывать свои инвестиционные проекты на ТОСЭР именно в ЗАТО атомной отрасли, есть еще одно важное преимущество — наличие управляющей компании, которая оказывает поддержку проекту на всех этапах его реализации, от подготовки бизнес-плана и заключения соглашения о сотрудничестве до полного сопровождения резидента на этапе осуществления проекта»,— отмечает Николай Пегин.

«Атом-ТОР» — сравнительно молодая компания, но можно говорить о ее динамичном росте, подчеркивает господин Пегин. «В 2017 году на всех восьми территориях был один резидент, в 2018-м появился еще один. За 2019-й резидентов стало 20. К настоящему моменту на восьми территориях функционируют 59 компаний малого, среднего и крупного бизнеса с планируемым объемом инвестиций 14 млрд руб.,— перечисляет он.— Выход предприятий на полную мощность позволит создать более 2,6 тыс. рабочих мест. Все это показатели, которые прописаны в заключенных соглашениях. Но есть и фактические результаты. Совокупный фактический объем капитализации проектов резидентов уже составляет более 1,1 млрд руб., создана тысяча рабочих мест. По планам на начало следующего года объем фактически привлеченных инвестиций составит более 1,5 млрд руб.».

Российские инвесторы демонстрируют значительный интерес к реализации проектов на ТОСЭР в закрытых атомных городах, констатирует генеральный директор УК «Атом-ТОР»: «Количество заявок не уменьшилось, несмотря на определенные трудности, вызванные пандемией коронавирусной инфекции. За прошедший год количество компаний, получивших статус резидента, выросло более чем вдвое — с 20 до 43. 16 предприятий приняли решения о реализации своих проектов на ТОСЭР атомных городов именно в текущем году. Еще ряд соглашений будет подписан до конца года. Большой пул проектов находится в стадии подготовки на этапе консультаций, корректировки бизнес-планов».

К 2030 году компания намерена создать более 10 тыс. рабочих мест для жителей ЗАТО, объем привлекаемых инвестиций может достигнуть 60 млрд руб. «Учитывая заданный темп, задача амбициозная, но осуществимая»,— резюмирует Николай Пегин.

Бизнес вкладывается в парки

Пандемия коронавирусной инфекции также усилила до рекордных значений и тренд на создание индустриальных парков. По данным ежегодного отраслевого обзора «Индустриальные парки России-2021», составленного Ассоциацией индустриальных парков России (АИП), в 2020 году число действующих индустриальных парков увеличилось на 27, а создаваемых — на 38, тогда как годом ранее общее число новых создаваемых и действующих индустриальных парков увеличилось лишь на 42. Общая территория действующих индустриальных парков к 2021 году выросла с 16,3 тыс. га до рекордных 41,6 тыс. га. За период исследований в парках размещено более 2,5 тыс. новых производств. «При этом доля действующих индустриальных парков в два раза выше создаваемых, что отражает высокую конверсию из одного статуса в другой»,— говорится в документе.

Инвестиции резидентов индустриальных парков, по самым консервативным подсчетам, составили не менее 120 млрд руб., что выше аналогичных показателей прежних двух лет. По состоянию на апрель текущего года совокупный объем вложений в производство на территориях индустриальных парков России уверенно приближается к 1,5 трлн руб. накопленным итогом.

Говоря о специфике производства в зависимости от типа площадки, в АИП выделяют активный рост фармацевтического сектора в гринфилдах, инвестиции в который превысили вложения в деревообработку: «Также в гринфилд-парках привлекательными остаются пищевая промышленность, автомобилестроение, деревообработка, логистика и химическая промышленность. В браунфилдах наиболее быстрорастущими являются предприятия химической промышленности благодаря наличию специализированной инфраструктуры».

«Отдельно необходимо отметить появление нового типа площадки — комплексного индустриального парка,— отмечают авторы обзора.— Как правило, это расширение существующих территорий, сочетающих признаки гринфилд и браунфилд, на сегодня их число достигло 21. В 2020 году более 11 млрд руб. было инвестировано в фармацевтическую промышленность».

АИП России связывает интерес бизнеса к индустриальным паркам с тем, что подобные профессиональные площадки расцениваются как наиболее стабильный сегмент инфраструктуры для промышленного производства. Кроме того, свою роль сыграли и меры государственной поддержки как на федеральном, так и на региональном уровнях.

Коммерсант Читать в источнике