Инфраструктура

Энергия для японского бизнеса

Главные новости

Все новости

Энергия для японского бизнеса

Вопреки санкциям и политической напряженности развитие японских компаний в России продолжается в сфере здравоохранения, туризма, развлекательной индустрии. Но наиболее перспективно экономическое сотрудничество Японии и РФ в сфере энергетики, а точнее, в области поставок сжиженного природного газа и производства водорода.

Коронавирусный кризис нанес ощутимый урон по российско-японской торговле, равно как и по экономическому сотрудничеству с другими странами: по данным Федеральной таможенной службы (ФТС) РФ, по итогам 2020 года товарооборот между Россией и Японией упал на 20,4%, до 16,1 млрд долларов, и это стало одним из самых низких показателей за последние десять лет. Примерно на такой же уровень показатели экономического взаимодействия двух стран падали в 2016 году, хотя тогда (прежде всего из-за ослабления курса рубля) пикирование статистики было еще более ощутимым: товарооборот рухнул почти на треть (см. график 1). Однако в текущем году торговля между Японией и Россией неплохо восстанавливается после пандемийного нокдауна: по итогам первых девяти месяцев ее показатели достигли 14,1 млрд долларов, это на 18,2% больше, чем за аналогичный период прошлого года, и это один из лучших результатов за последние пять лет (см. график 2).

Но даже с учетом столь позитивного восстановления в абсолютных показателях торговля России и Японии все еще находится на относительно низком уровне. При том что по объему ВВП Япония сейчас входит в пятерку ведущих мировых держав, товарооборот России и Японии почти в семь раз меньше, чем, например, России и Китая, и почти втрое меньше, чем товарооборот России и Германии. Что касается структуры российского экспорта в Японию, то основную его часть, по данным ФТС, по-прежнему занимает минеральное сырье — нефть, уголь и газ (60,8% общего объема), а также металлы (14,3%). А в поставках из Японии в РФ доминируют автомобили и оборудование (79%) и продукция химической промышленности (13,1%).

«В целом структура экономического взаимодействия Японии и России за последние годы принципиально не изменилась. По-прежнему Россия поставляет в Японию в основном сырье, а получает высокотехнологичную продукцию, прежде всего автомобили и изделия машиностроения, — говорит Владимир Максимов, руководитель департамента развития новых направлений бизнеса представительства японской компании Toshiba в России. — Потенциал экономического сотрудничества с Японией не реализован. Среди стран — получателей прямых зарубежных инвестиций (ПЗИ) из Японии Россия находится на 28-м месте, а Япония у России — на 22-м месте. Причем главная, на мой взгляд, проблема — структурная неполноценность экономических связей. Япония — один из лидеров развития технологий четвертой промышленной революции: интернет вещей, большие данные, виртуальная и дополненная реальность, распознавание предметов и объектов, глубокая автоматизация производства и роботов, возобновляемая энергетика. В этой сфере Япония могла бы дать России многое, если бы Россия обладала емким и активно растущим внутренним рынком потребления промышленных товаров».

Пять лет плану Синдзо Абэ

По данным Японской ассоциации по торговле с Россией и новыми независимыми государствами (ROTOBO), в настоящее время с Россией сотрудничают порядка 400 японских компаний, примерно половина из них имеет в РФ свои представительства и производственные мощности. Стоит признать, что это довольно низкий показатель, если сравнивать присутствие японского бизнеса в других странах. Например, с Китаем сейчас сотрудничают 32 тыс. японских предприятий, с США — около 8500.График 1Российско-японская торговля в прошлом году упала до рекордно низкого уровня

ФТС Российско-японская торговля в прошлом году упала до рекордно низкого уровня

ФТСГрафик 2В текущем году торговля РФ и Японии активно восстанавливается

ФТС В текущем году торговля РФ и Японии активно восстанавливается

ФТС

«В уже далеком 2016 году, тогда еще премьер-министр Японии Синдзо Абэ предложил президенту РФ Владимиру Путину план создания более ста совместных проектов в рамках улучшения экономических отношений между двумя странами. Пять лет спустя, тем не менее, объем внешней торговли и количество работающих в России японских предприятий принципиальным образом не изменились, — констатирует Игорь Кучма, финансовый аналитик компании Trading View. — Связано это в первую очередь с излишней осторожностью японского бизнеса, а точнее, с нежеланием компаний идти на дополнительный риск. Не стоит забывать о том, что японские компании вынуждены внимательно проверять, насколько законна та или иная сделка с точки зрения санкций. Дополнительной причиной можно назвать коронавирусный кризис, который мог нарушить планы предприятий по экспансии или инвестициям в Россию. Но все же нельзя не отметить и некий сдвиг в плане сотрудничества между двумя странам. В частности, за последние пару лет они объединили усилия в развитии таких секторов отечественной экономики, как медицина и здравоохранение, сельское хозяйство, цифровые технологии и IT».

В области медицины заметным примером сотрудничества японского и российского бизнеса может служить деятельность совместного японско-российского предприятия «Эвотек-Мирай Геномикс», которое продвигает в России и в других странах уникальный комплекс диагностики инфекционных заболеваний, в том числе коронавируса. Он представляет собой компактное устройство размером со средний чемодан, которое может в течение получаса предоставить результаты анализа, причем с высокой долей точности. Разработка оказалась востребована: с августа прошлого года она широко применяется в российских аэропортах (в том числе в столичных Шереметьево, Домодедово, Внуково). Начинают заказывать российско-японский прибор и различные компании и предприятия, которым важно следить за состоянием здоровья своих сотрудников. В частности, комплекс начинает использоваться российскими футбольными клубами для тестирования спортсменов и сотрудников команд, а в ближайшем будущем планируется продавать его не только в России, но и в других странах.

В гостиничном бизнесе значимым событием должно стать завершение в ближайшие месяцы строительства нового пятизвездочного отеля японской компании Okura Nikko Hotel Management во Владивостоке. Всего в отеле будет более 220 номеров повышенной комфортности, банкетный зал, спа-салон и рестораны японской кухни. А в Москве, даже несмотря на пандемийные ограничения, в декабре 2020 года открылся первый в России японский развлекательный центр Round One, посетителям которого предлагаются игровые автоматы в японском стиле, а также боулинг и другие развлечения. Российская столица стала одним из направлений развития корпорации Round One, которая в последнее время активно расширяет свою деятельность за пределами Японии: в частности, в ближайшее время только в США она планирует открыть порядка 150 развлекательных центров.

Заметна активность японских компаний в России и в сфере сельского хозяйства, прежде всего на Дальнем Востоке: в январе прошлого года представители двух стран подписали специальный Меморандум о совместном японо-российском проекте по повышению эффективности производства сельскохозяйственной и рыбной продукции на Дальнем Востоке России. Соглашение подразумевает развитие сотрудничества по таким направлениям, как повышение производительности и увеличение экспортного потенциала сои, кукурузы и других культур. Предполагается также развивать производство овощей на Дальнем Востоке: еще в 2016 году в Якутии при участии японской компании Hokkaido Corporation были возведены технологичные круглогодичные теплицы, позволяющие выращивать порядка 400 тонн овощей в год. Площадь японских теплиц в Якутии каждый год увеличивается и в 2021 году должна достигнуть 34 тыс. кв. м. Одновременно реализуется схожий проект развития тепличного хозяйства с участием японского бизнеса в Хабаровске.

В Хабаровском крае в октябре 2020 года было также завершено строительство завода по производству пеллет (топливных гранул из древесных и сельскохозяйственных отходов), который был построен при участии японской компании Prospect. Предприятие имеет мощность выпуска 90 тыс. тонн пеллет в год, и в текущем году часть этой продукции начинает поставляться в Японию. «Из других свежих примеров развития японского бизнеса в России можно отметить лидера японского строительства деревянных домов компанию Iida Group Holdings, которая месяц назад подала ходатайство в Федеральную антимонопольную службу РФ запрос на предмет покупки контрольного пакета RFP Group — крупнейшего лесопромышленного холдинга на Дальнем Востоке, — отмечает Антон Скловец, аналитик “Фридом Финанс”. — Японская компания Marubeni Corporation заключила контракт на долгосрочную поставку метанол-конечной продукции с завода компании “Технолизинг” после его запуска в 2023 году».

Хотя есть и негативные примеры. В частности, аналитики отмечают заявление компании Honda о том, что с 2022 года она намерена прекратить официальные поставки своих автомобилей в Россию. Впрочем, другие японские автопроизводители, такие как Toyota, Nissan, Suzuki, Mazda, Subaru, говорят, что российский авторынок важен для них и они намерены и дальше активно развивать свое присутствие на нем. Особенно это относится к японским автопроизводителям, которые имеют в России свои производственные площадки. «Наш завод в Санкт-Петербурге высоко котируется среди зарубежных предприятий компании. Так, в 2020 году он был признан одним из лучших в Европе по показателю внедрения кайдзен-предложений по улучшению производства и повышению эффективности, — рассказывает Ирина Горбачева, вице-президент ООО “Тойота Мотор”. — Несмотря на проблемы с полупроводниками, которые повлияли на цепочки поставок по всему миру, российский завод работает в стандартном режиме в соответствии с утвержденным на 2021 год планом».

При этом японский автомобильные компании внедряют знаменитые японские модели организации труда не только у себя на производстве, но и охотно делятся опытом со своими российскими партнерами. «В ходе взаимодействия с российскими предприятиями специалисты Toyota принимают участие в создании модельных линий на российских заводах, — продолжает Ирина Горбачева. — Этот процесс предполагает практическое внедрение методик признанной во всем мире производственной системы Toyota (Toyota Production System, TPS). Для этого сначала проводится оценка всех рабочих процессов и полноценное обучение сотрудников предприятия, а затем начинается интеграция практик в цехах. Такой подход позволяет существенно повысить эффективность производств, что уже доказано практикой. Например, после того как модельная линия на основе TPS в 2019 году была внедрена на российском предприятии международной группы “Гестамп” — “Гестамп Северсталь Всеволожск” в Ленинградской области, заводу удалось перейти с трехсменного режима работы на двухсменный, исключить сверхурочную работу и оптимизировать 16 производственных процессов. А с мая 2021 года модельная линия внедряется на заводе “Нор-Пласт” в Санкт-Петербурге».

Водородное будущее

Но все же ключевой сферой сотрудничества японских и российских компаний остается энергетика. Согласно статистике, Япония в настоящее время является самым значимым потребителем сжиженного природного газа в мире, и в центре ее внимания находится проект российской компании «НоваТЭК» по производству сжиженного природного газа «Арктик СПГ — 2» на Ямале. Летом 2019 года японские компании JOGMEC и Mitsui подписали договор, согласно которому они приобретают 10% компании «Арктик СПГ — 2». Одновременно при участии японского бизнеса прорабатывается проекты доставки сжиженного газа с Ямала в Японию. В частности, перспективным способом транспортировки называется вариант доставки СПГ по Северному морскому пути, для этого танкеры повышенного ледового класса планирует строить японская компания Mitsui O.S.K.

Очень широкие перспективы японская сторона видит в развитии сотрудничества с Россией в области «зеленой» энергетики. В поселки Тикси (север Якутии) японские компании Komai Haltec, Takaoka Toko и Mitsu принимают участие в строительстве ветродизельного комплекса (ВДК). Его мощность составляет 3900 кВт, он состоит из ветроэлектростанции (мощность 900 кВт), дизельной электростанции (мощность 3000 кВт) и системы аккумулирования энергии (мощность 900 кВт). Представители японского бизнеса убеждены, что реализация этого проекта станет примером внедрения «зеленой» энергетики и этот опыт позже можно будет распространить на другие российские регионы. «В развитых странах активно идет энергетический переход. В Японии возобновляемые источники энергии составляют 20 процентов суммарной установленной мощности, спрос на ископаемые энергоносители в долгосрочной перспективе будет снижаться, введение углеродного налога понизит конкурентоспособность российских экспортеров различных товаров — все это заставит Россию задуматься о пересмотре экономической стратегии, — отмечает Владимир Максимов из Toshiba. — Для этого неизбежно придется развивать возобновляемые источники энергии, особенно в удаленных и труднодоступных населенных пунктах Сибири, Арктики, Дальнего Востока. Оборудование для солнечных и ветряных электростанций может поставлять Япония, таким образом диверсифицируя импорт этих технологий, среди покупателей которых сейчас преобладают китайцы и европейцы».

Но особое внимание японцы в последнее время уделяют перспективам сотрудничества с Россией в области производства водорода. «Сегодня темой номер один в глобальной повестке является ESG и энергетический переход. Япония стала первой страной, официально заявившей о своей стратегии достичь уже к 2050 году карбоновой нейтральности и сделавшей ставку на развитие водородной энергетики, — отмечает Виталий Дербеденев, генеральный директор компании “Финансовый и организационный консалтинг”. — Однако у Японии недостаточно своих ресурсов для производства водорода, поэтому стратегия предполагает его импорт с разных рынков. Основными кандидатами на роль экспортеров являются Австралия, Ближний Восток и Россия. У нашей страны имеются не только все ресурсы для промышленного производства водорода, но и близкое географическое положение дальневосточных регионов к Японии позволяет минимизировать логистическое плечо. Переход на водород требует также внедрения современных технологий, эффективных управленческих решений. Таким образом, в этом направлении есть все предпосылки для взаимовыгодного сотрудничества между Россией и Японией».

«Россия может занять важное место в формирующемся глобальном рынке водорода как энергоносителя, — соглашается Владимир Максимов. — В частности, компания Toshiba развивает концепцию P2G (Power to Gas), согласно которой выравнивать нестабильность производства и потребления энергии, в том числе возобновляемых источников, можно с помощью превращения добытых излишков в водород, который затем по трубопроводам или в сжиженном виде будет поставляться для энергопитания домов, заправки автомобилей на водороде, на производство и так далее. Россия в этой глобальной сети поставок может занять место как производитель безуглеродного и низкоуглеродного водорода и как транспортный узел».Несмотря на пандемийные ограничения, в Москве заработал японский развлекательный центр Round One

ПРЕДОСТАВЛЕНО КОМПАНИЕЙ ROUND ONE Несмотря на пандемийные ограничения, в Москве заработал японский развлекательный центр Round One

Источник: ПРЕДОСТАВЛЕНО КОМПАНИЕЙ ROUND ONE

Создать позитивный фон

Безусловно, существенным препятствием в развитии японского бизнеса в России остается политическая напряженность между странами, неурегулированность территориальных споров, санкции. Смягчить влияние этих факторов помогло бы создание позитивного информационного фона вокруг России. «Я думаю, что на японский бизнес наибольшее влияние оказывает тот фактор, что японцы, в том числе японские компании, мало знают о России, реальность такова, что в Японии мало положительных новостей о России, — говорит Фудзии Юсукэ, член совета директоров, директор управления по развитию бизнеса с японскими компаниями SBI банка. — Однако я убежден, что при корректном транслировании достоверной информации японо-российский бизнес получит новый импульс. С политической точки зрения многие крупные предприятия опасаются санкций Запада. И это напрямую влияет на инвестиционный бизнес. Если же говорить о малом и среднем бизнесе, то в этом сегменте есть большой потенциал для развития отношений двух стран при условии устранения недостатка информации о России».Ветропарк в якутском Тикси создается при участии ряда японских компаний

ПРЕДОСТАВЛЕНО КОМПАНИЕЙ «РУСГИДРО» Ветропарк в якутском Тикси создается при участии ряда японских компаний

Источник: ПРЕДОСТАВЛЕНО КОМПАНИЕЙ «РУСГИДРО»

Представители японского бизнеса также жалуются на недостаток исследований различных сегментов российского рынка, на нестабильность российской национальной валюты, частые изменения в правовом регулировании, трудности в подборе кадров. «Для усиления японо-российского сотрудничества в первую очередь важно донести до японских компаний корректную и достоверную информацию о России, — отмечает Фудзии Юсукэ. — Я считаю необходимым, чтобы российская сторона дала четкие разъяснения в части получения лицензий, разрешений на ведение деятельности, способов клиринга (безналичных расчетов за товары и услуги), а также временных и материальных затрат на эти действия. Например, в ресторанном бизнесе очень сложная процедура получения лицензии на продажу алкоголя. Если компании получат поддержку в сфере регулирования, я думаю, что случаев выхода на российский рынок или инвестиций в Россию со стороны японских компаний станет больше. Например, было бы хорошо, если бы российские власти создали комитет по поддержке выхода на российский рынок японских компаний, который безвозмездно давал бы советы, рекомендации и тем самым способствовал бы развитию бизнеса между двумя странами».