Главные новости

4 октября 2019 Вышли комментарии Моисея Фурщика о том, с чем связан бурный рост индустриальных парков, в свежем номере журнала «Деловая репутация»

4 октября 2019 ММТП совместно с ФОК и московскими художниками создали гигантское панно «Врата в Арктику»

3 октября 2019 Компания «Финансовый и организационный консалтинг» и ООО «ДИАНЕЖ-Р» подписали соглашение о сотрудничестве в сфере развития индустрии туризма

1 октября 2019 На форуме «Евразийская неделя» обсудили перспективы расширения экономических аспектов гуманитарного сотрудничества в рамках Евразийского экономического союза

26 сентября 2019 Компания ФОК принимает участие в крупнейшем международном деловом форуме на пространстве ЕАЭС – Евразийской неделе

24 сентября 2019 Проект Компании ФОК по благоустройству получит финансирование из бюджета Красноярского края

Все новости

Экспертный комментарий Моисея Фурщика «Парад кавказских проектов»

06.06.2011

За год, прошедший с момента образования СКФО, в регионе был заявлен ряд новых проектов, многие из которых вряд ли получили бы право на жизнь без обещанных Северному Кавказу мер господдержки

 

Итоги первого года сущест­во­вания округа неоднознач­ны. С одной стороны, декларации Кремля о необходимости менять принципы экономической политики в ре­гио­не нашли выражение в появлении ком­п­лексной стратегии развития Северо-Кавказского федерального округа (СКФО), в создании таких институтов, как Корпорация развития Северного Кавказа и ОАО «Курорты Северного Кавказа», в разработке системы госгарантий при реализации приоритетных инвестпроектов на территории округа. С другой стороны, давно назревшее решение центра обособить Северный Кавказ в отдельный федеральный округ вызвало не только всплеск активности террористического подполья, но и негативную реакцию русскоязычной части населения региона. Достаточно вспомнить, как в конце прошлого года в интернете собирали подписи о выходе Ставропольского края из состава СКФО. Правда, что касается терактов, то после февральского нападения боевиков на туристов по дороге в Приэльбрусье активность бандподполья снизилась. Однако терроризм — явление циклическое, и без устранения его корней рецидивы неизбежны.

 

Равнение на инвестиции

 

Отдельный сюжет — появление в регионе команды полпреда и вице-премьера Александра Хлопонина, перед которой стояла непростая задача наладить отношения с республиканскими элитами. Уже вполне можно говорить, что с кем-то (например, с президентами Кабардино-Балкарии Арсеном Каноковым и Дагестана Магомедсаламом Магомедовым) у Хлопонина отношения сложились, а с кем-то нет, и главным критерием здесь, похоже, является инвестиционная активность в пределах субъекта федерации. К примеру, глава Кабардино-Балкарии, на территории которой несколько месяцев подряд не прекращались теракты, несмотря на это, не утратил доверия полпреда, поскольку умеет эффективно управлять бюджетом республики. В прошлом году КБР увеличила доходную базу своего бюджета на 46% за счет работы с инвесторами. К тому же было принято решение не урезать республике субсидии центра, а пустить их на развитие социальной инфраструктуры.

 

А вот в соседней Карачаево-Черкесии президенту Борису Эбзееву, несмотря на безупречную репутацию законника, за два года не удалось стать фигурой, консолидирующей местные элиты — политические и деловые, которые на Кавказе зачастую представляют одни и те же лица. Первые признаки конфликта с полпредом появились, когда в апреле 2010-го Хлопонин потребовал от Эбзеева назначить премьером республики черкеса в соответствии со сложившейся там неформальной практикой. А в конце года президент Дмитрий Медведев фактически предоставил полпреду карт-бланш на кадровые перестановки в регионе: «Если кто-то не может, он не должен работать, и я приму соответствующие решения» — и Эбзеев стал первой политической жертвой. Его февральскую отставку напрямую связали с Хлопониным. Но и назначение главой республики молодого функционера «Единой России» Рашида Темрезова, связанного с бывшим президентом Карачаево-Черкесии Мустафой Батдыевым, нельзя назвать однозначно верным кадровым решением.

 

Тем не менее даже за тот сравнительно небольшой срок, что прошел после начала активных преобразований на Северном Кавказе, можно говорить об определенном улучшении инвестиционного климата. Об этом свидетельствует в первую очередь появление на территории СКФО новых масштабных инвестпроектов, которые в былых условиях, без анонсированных правительством беспрецедентных для России мер господдержки, вряд ли удалось бы «приземлить» в регионе. «С момента образования СКФО несколько активизировался приток капитала во многие секторы промышленности региона, особенно в туристско-рекреационную и гостиничную отрасли, реализуются также инвестиционные проекты в потребительском, строительном и других секторах, — характеризует текущую ситуацию в инвестиционной сфере региона руководитель офиса Pricewaterhouse­Coopers во Владикавказе Аслан Аттаров. — Создание особой экономической зоны в субъектах СКФО благотворно влияет на диверсификацию экономики, что, в свою очередь, обеспечит импульс к развитию социальной инфраструктуры, обслуживающей и транспортной отраслей».

 

Индустриальный скачок Ставрополья

 

Судя по новым северокавказским проектам, ответ на давний вопрос, нужна ли в этом регионе промышленность, получен, и этот ответ утвердительный. Особенно активно в процесс новой индустриализации Кавказа включился Ставропольский край, традиционно имеющий репутацию житницы и здравницы. Сегодня здесь идет активный процесс создания региональных индустриальных парков, резиденты которых могут рассчитывать на значительные налоговые льготы в рамках краевого законодательства, а также на получение облегченного доступа к инженерным коммуникациям.

 

Крупнейший пока индустриальный парк Ставрополья создан в Невинномысске. К концу прошлого года сюда уже пришли восемь инвесторов, в том числе завод по производству комплексных модификаторов асфальтобетона «Унирем» с участием госкорпорации «Роснано», завод фирмы «Лиссант» по производству сэндвич-панелей, металлургический мини-завод «Ставсталь» и др. По словам мэра города Константина Храмова, общая сумма инвестпроектов в Невинномысске уже составила на начало 2011 года около 5 млрд рублей, а число созданных рабочих мест — более тысячи.

 

Крупнейший пока индустриальный парк Ставрополья создан в Невинномысске. К концу прошлого года сюда уже пришли восемь инвесторов, в том числе завод по производству комплексных модификаторов асфальтобетона «Унирем» с участием госкорпорации «Роснано», завод фирмы «Лиссант» по производству сэндвич-панелей, металлургический мини-завод «Ставсталь» и др. По словам мэра города Константина Храмова, общая сумма инвестпроектов в Невинномысске уже составила на начало 2011 года около 5 млрд рублей, а число созданных рабочих мест — более тысячи.

 

Наличие собственного автопроизводства для регионов Юга России всегда было вопросом престижа, и с недавнего времени Ставропольский край тоже стал членом местного «автоклуба». Речь идет о проекте международного консорциума «Интралл» по созданию в городе-спутнике Ставрополя Михайловске производства легких грузовиков с планируемым объемом производства 60 тыс. машин в год; стоимость проекта превышает 21 млрд рублей. Под него планируется создать отдельный индустриальный парк, включающий как само производство, так и научно-технический центр по созданию новых автомобилей, линию по разработке и производству вспомогательного электротранспорта, жилье для сотрудников (порядка 8 тыс. рабочих мест). «Иностранные участники консорциума потрясены, с какой скоростью администрация Ставропольского края решает вопросы. Они говорят, что никогда такого не видели на территории России», — заметил по поводу этого проекта Александр Идрисов, управляющий партнер компании Strategy Partners (один из разработчиков стратегии развития СКФО).

 

Оперативность принятия решений ставропольской краевой администрацией отмечают и в компании «Хевел», созданной ГК «Роснано» и группой «Ренова» для реализации в России проектов в сфере солнечной энергетики. На прошлогоднем Санкт-Петербургском экономическом форуме руководство компании встречалось с представителями ряда российских регионов, и в итоге благодаря активной заинтересованности губернатора Валерия Гаевского было достигнуто соглашение о строительстве первой в России солнечной электростанции мощностью порядка 12,5 МВт под Кисловодском. Для реализации этого проекта в режиме максимальных льгот под него создается отдельная оболочка индустриального парка, который в перспективе может получить и других резидентов — экологически чистые производства, разрешенные к развитию в курортной зоне.

 

Дополнением к индустриальному ребрендингу Ставрополья можно считать инновационную составляющую — край стал первым регионом Юга России, где запущены совместные проекты с «Роснано». В середине мая «Роснано» одобрило заявку на создание в Ставрополе Южного нанотехнологического центра. Бюджет проекта превышает 1,3 млрд рублей, предполагается закупка оборудования по трем основным направлениям — нано­электроника, фармацевтика и биотехнологии. По словам министра экономического развития Ставропольского края Юрия Ягудаева, в регионе уже отобрано порядка 15 проектов, которые планируется реализовать на базе центра. Прежде всего речь идет о проектах таких крупных инновационных предприятий Ставрополья, как фармацевтические холдинги «Эском» и «Биоком», а также крупнейший в мире производитель синтетических сапфиров «Монокристалл», которые выступят соинвесторами наноцентра. Ожидается, что финансирование новых проектов будет осуществляться из регионального венчурного фонда.

 

Китайцы наступают и на Кавказ

 

Иностранные инвесторы после образования СКФО тоже стали обращать больше внимания на регион. К примеру, весной в Дагестане подписано соглашение о создании в Ногайском районе республики крупного сельхозпроизводства с участием американской компании Amity International — одного из мировых лидеров в производстве оборудования по уборке сахарной свеклы. На территории 100 тыс. га планируется построить завод по переработке сахарной свеклы и производству сахара мощностью до 200 тыс. тонн в год. В дальнейшем проект должен прирасти другими сельхозпроизводствами и логистическими мощностями. Его общая стоимость составит 700 млн долларов, из которых 516 млн профинансируют американцы. Финансовым партнером проекта должен выступить Экспортно-импортный банк правительства США (ExIm Bank), компания Amity предоставит свои технологии, а местным соинвестором станет «Дагагрокомплекс». Аналогичный проект уже реализован в соседнем Азербайджане местной компанией TI Agroservice Ltd., которая тоже будет работать в Дагестане.

 

По оценке аналитиков, судьба начинания напрямую зависит от государства, и президент Дагестана Магомедсалам Магомедов уже заявил, что республика должна будет предоставить американскому банку гарантию российского кредитного учреждения или правительства России.

 

Показателен и интерес к региону китайских инвесторов. Китайцы накопили большой опыт вложений в самые рискованные регионы мира, в первую очередь в Африку, в сравнении с которой Северный Кавказ — довольно комфортная территория, особенно с учетом обещанной правительством поддержки.

 

Список китайских проектов на Кавказе довольно широк. Так, на крупнейшей стройке Дагестана — возведении города-спутника Махачкалы Лазурный Берег — работает китайский подрядчик Dalian Tiangong Architectural Design. Компания Norinco, одна из крупнейших госкорпораций КНР, занимается в Дагестане реализацией двух больших проектов — создает в Махачкале предприятие по выпуску коммерческих автомобилей и строит цементный завод, а также намерена построить новый курортный комплекс «Сана» в Пятигорске, недалеко от места дуэли Лермонтова.

 

Наконец, недавно китайская машиностроительная корпорация Beier заявила о планах принять участие в строительстве завода по производству минеральной воды в Джейрахском районе Ингушетии. В октябре прошлого года представители республики посетили международную выставку «Экспо-2010» в Шанхае и договорились о приезде в Ингушетию делегации из города Чжанцзяган, где базируется компания Beier. В марте визит состоялся. В результате между правительством республики и руководством компании подписано соглашение о сотрудничестве в легкой и пищевой промышленности, АПК, машиностроении, транспорте, строительстве и др. Кроме того, ингушский город Магас стал побратимом Чжанцзягана. Игроки российского рынка минеральной воды говорят, что он далек от насыщения, чем и объясняется интерес китайских инвесторов к ее производству: вкупе с дешевой рабочей силой и высоким качеством ингушских источников проект может сулить высокие прибыли.

 

Пугающие мегапроекты

 

Хотя всегда считалось, что наиболее перспективной отраслью экономики Северного Кавказа является туризм, как раз в этой сфере за последний год было больше деклараций, чем реальных начинаний. Заявленный еще прошлой весной проект создания на Северном Кавказе туристического кластера, в основе которого будут пять новых горнолыжных курортов, слишком масштабен, чтобы за непродолжительное время здесь произошли серьезные подвижки. Он требует и основательной подготовки инфраструктуры, и должной «упаковки» для крупных институциональных инвесторов, и значительного человеческого капитала — нужны люди, которые смогут управлять столь масштабным проектом на местах, а с этим в регионе не просто.

 

Федеральному центру, несомненно, следует учитывать, что местный бизнес в большей степени ориентирован на средние и мелкие проекты. Именно такие инициативы сегодня, на наш взгляд, и нужно всемерно стимулировать на Северном Кавказе. А многомиллиардные начинания, анонсированные в регионе «домашними» инвесторами, зачастую выглядят как минимум сомнительно. Так, практически невозможно получить какую-либо информацию о ходе реализации проекта «Лазурный Берег», за которым стоит мэр дагестанской столицы Саид Амиров. Похожая история с масштабным проектом «Долина минеральных вод», инициированным в районе Железноводска ставропольским агентством недвижимости «2В Групп» с уставным капиталом 20 тыс. рублей.

 

В первоначальном списке инвестпроектов Северного Кавказа, претендующих на госгарантии (так называемый Инвестплан СКФО), лидировал именно туризм: 160 приоритетных проектов, а на 19 из них приходилось 186 млрд рублей из 723 млрд. Похожая картина и в рейтинге крупнейших инвестпроектов СКФО, составленном аналитическим центром «Эксперт Юг», где туризму принадлежит более 31% общей стоимости, или 9 проектов из 139 (см. график и таблицу). Однако в обоих случаях внушительный показатель формируют в основном проекты из разряда «мега», причем лишь некоторые из них примут туристов в обозримом будущем. Например, екатеринбургская группа «Синара» уже в конце этого года планировала открыть первый горнолыжный подъемник в Архызе (Карачаево-Черкесия).

 

Как пояснили «Эксперту» в одной из компаний, работающих над инвестпланом, сегодня этот документ проходит корректировку — многие из первоначально попавших в него заявок явно не соответствуют требованиям, которые предъявляются к проектам, претендующим на госгарантии. «Этот механизм может быть эффективным, если заявители серьезно отнесутся к структурированию и проработке проектов. Соответственно, региональным властям надо не гнаться за количеством проектов, а сконцентрироваться на поддержке ограниченного числа лучших из них. Иначе есть риск не получить ничего», — предупреждает управляющий партнер инвестиционно-консалтинговой компании ФОК МоисейФурщик. По его словам, негативный опыт в сфере господдержки инвесторов в первый год существования СКФО уже есть: в прошлом году произошла докапитализация Инвестиционного фонда РФ на 6 млрд руб­лей специально для реализации проектов на Северном Кавказе, однако эти средства до сих пор не освоены.

 

«Одной из причин стало прежде­вре­мен­ное объявление потенциальных проектов-фаворитов. Это уменьшило стимулы для проработки альтернативных инвестиционных проектов, в то время как у части фаворитов при внимательном рассмотрении выявились проблемы, — поясняет Моисей Фурщик. — Эта ситуация лишний раз подчеркивает, что для Северного Кавказа сейчас важнее даже не деньги, а внедрение прозрачных правил игры. В любом случае мне кажется, что успехом в этом году можно будет считать использование выделенного на госгарантии лимита хотя бы наполовину». Кроме того, напоминает эксперт, проблемы с безопасностью в регионе за этот год существенно уменьшить так и не удалось, и это значит, что основной риск для инвесторов в Северном Кавказе по-прежнему сохраняется.


Архив