Главные новости

4 октября 2019 Вышли комментарии Моисея Фурщика о том, с чем связан бурный рост индустриальных парков, в свежем номере журнала «Деловая репутация»

4 октября 2019 ММТП совместно с ФОК и московскими художниками создали гигантское панно «Врата в Арктику»

3 октября 2019 Компания «Финансовый и организационный консалтинг» и ООО «ДИАНЕЖ-Р» подписали соглашение о сотрудничестве в сфере развития индустрии туризма

1 октября 2019 На форуме «Евразийская неделя» обсудили перспективы расширения экономических аспектов гуманитарного сотрудничества в рамках Евразийского экономического союза

26 сентября 2019 Компания ФОК принимает участие в крупнейшем международном деловом форуме на пространстве ЕАЭС – Евразийской неделе

24 сентября 2019 Проект Компании ФОК по благоустройству получит финансирование из бюджета Красноярского края

Все новости

Экспертный комментарий Моисея Фурщика – Банкротоспособная отрасль

10.09.2009

Текущее неблагоприятное положение дел на основных промышленных предприятиях Воронежской области мало связано с финансовым кризисом. По мнению экспертов, новая экономическая ситуация просто усугубила процессы, вызванные низкой производительностью труда, неэффективным и нецелевым расходованием денежных средств, высокой долговой нагрузкой и излишне усложненной оргструктурой.

С началом финансового кризиса российская промышленность продемонстрировала спад. За первое полугодие 2009 года индекс промпроизводства составил 85,2% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Однако управляющий партнер компании «Финансовый и организационный консалтинг» Моисей Фурщик уверен, что текущая неблагоприятная ситуация во многом связана с тем, что в докризисные времена не решалась масса имеющихся проблем, а новая экономическая конъюнктура не просто усугубила положение, но и стала локомотивом спада. По его убеждению, в последние годы большинство российских предприятий, уверившись в долгосрочной стабильности, ускоренными темпами наращивали объем задолженности, резко ослабив контроль за расходами. «Основная часть доходов шла на все что угодно, только не на создание запаса прочности, внедрение технологических и управленческих инноваций, повышение ресурсоэффективности. Высокая прибыль позволяла компенсировать все управленческие ошибки и недосмотры. В результате у российских предприятий сместилась точка безубыточности. Если ранее, до сытых девяностых годов, например, отечественные нефтяники комфортно чувствовали себя при цене на нефть в $30 за баррель, то уже к началу кризиса тревогу вызывала угроза снижения стоимости до $70», – рассуждает господин Фурщик. Ведущий эксперт управляющей компании «Финам Менеджмент» Дмитрий Баранов согласился, что положение предприятий усугубили именно обнажившиеся с началом кризиса проблемы. «Раньше они были столь незначительными по сравнению с ростом экономики, что на протяжении последних нескольких лет их не замечали, не находили времени для их решения или даже просто не считали нужным решать. Поэтому с наступлением кризиса большинство российских предприятий попросту оказалось к нему не готово», – объяснил господин Баранов.

Основные проблемы промышленности давно известны: низкая производительность труда, неэффективное и нецелевое расходование денежных средств, высокая долговая нагрузка, излишне усложненная оргструктура, слабая экономия энергии, сырья и материалов, технологическое отставание. Все они так или иначе присутствуют и на воронежских предприятиях, оказавшихся в непростой ситуации задолго до кризиса.

К примеру, задолженность воронежских структур Amtel-Vredestein, ООО «Амтел-Черноземье» и ОАО «Шинный комплекс „Амтел-Черноземье“», находящихся в процедуре банкротства, составляет порядка 18 млрд рублей. Стоимость их активов минимум в два раза ниже. Тем не менее намерение решить проблемы предприятия упорно демонстрирует ОАО «СИБУР-Русские шины» (СИБУР-РШ), дочерняя структура «СИБУР-Холдинга». Замгендиректора СИБУР-РШ Игорь Караваев недавно заявил о готовности начать на воронежской площадке Amtel-Vredestein производство шин, обеспечивая ее сырьем с «Воронежсинтезкаучука», входящего в состав «СИБУР-Холдинга», и забирать готовую продукцию. «Мы уже сейчас можем сделать предприятие безубыточным, – подчеркивает топ-менеджер. – А в случае получения контроля готовы вложить в его развитие $50 млн». 

Напомним, что СИБУР-РШ после первой неудачной попытки договориться с банками-кредиторами Amtel недавно вновь предложил обменять долги холдинга на свои бескупонные облигации со сроком погашения в декабре 2012 года. В середине августа дочерняя структура «СИБУР-Холдинга» начала размещение выпуска облигаций по закрытой подписке на общую сумму 12,69 млрд рублей. По словам Игоря Караваева, около 30% кредиторов уже готовы согласиться на условия СИБУР-РШ, в частности, с тремя банками даже оформлены документы. Если холдинг выкупит более 50% долга ОАО «Амтел-Фредештайн», он предложит остальным банкам и компаниям мировое соглашение, чтобы выйти из процедуры банкротства. Кроме того, в облправительстве заявляют, что получением контроля над активами Amtel в Воронеже по-прежнему интересуется итальянский концерн Pirelli в партнерстве с госкорпорацией «Ростехнологии». Деталей возможного сотрудничества региональные власти не раскрывают, уточняя, правда, что предприятия могут быть куплены не напрямую, а через цепочку посредников. Как признают чиновники, в любом случае решить проблемы воронежских активов Amtel крайне непросто. Впервые о варианте спасения шинного холдинга с участием Pirelli и «Ростехнологий» было заявлено в конце марта во время визита в Воронежскую область первого вице-премьера России Игоря Шувалова.

По мнению Дмитрия Баранова, перспективы структур Amtel зависят от результатов банкротства и переговоров менеджмента СИБУР-РШ с банками. В случае же с «Ростехнологиями» речь может идти о решении вопроса на уровне руководства страны, поскольку большинство кредиторов – госструктуры, например, тот же Сбербанк. Единственным реальным предложением, по словам эксперта, является вариант СИБУР-РШ, но в принципе схем оздоровления может быть множество, включая распродажу части недвижимости в ходе конкурсного производства. Как полагает господин Баранов, процедура банкротства структур Amtel-Vredestein, если СИБУР-РШ не договорится с банками, затянется на несколько лет, особенно если кто-то из кредиторов будет упорствовать и требовать не только выплаты долга, но и различных неустоек и штрафов. 

ООО «Научно-производственное предприятие „Воронежский завод экскаваторов“» (НПП ВЗЭ), дочерняя структура ОАО «Кировский завод» (Санкт-Петербург), в начале июля направило в арбитраж иск о собственном банкротстве. В заявлении кредиторская задолженность ВЗЭ оценивалась в 478 млн, а стоимость имущества – в 144 млн рублей. Большую часть активов НПП, по его собственным данным, составляла «дебиторка» на уровне 132,3 млн рублей, в основном за поставленную технику. Главной причиной кризиса на предприятии в документе называются действия руководства арендодателя – ОАО «„ВЭКС“ Воронежский экскаватор», находящегося в стадии конкурсного производства. «В зимний период 2008-2009 годов ВЭКС отключил котельную, которая отапливала рабочие помещения ВЗЭ. В результате была остановлена производственная деятельность, оборудование законсервировано, а большая часть работников уволена», – говорилось в заявлении. Между тем бывший арбитражный управляющий ВЭКСа Евгений Рынденко неоднократно заявлял, что котельную остановили газовики за долги по арендной плате. А экспертов объяснения руководства ВЗЭ относительно причин банкротства, в частности остановки котельной, совершенно не удовлетворяют.

Роман Бумагин, заместитель гендиректора ЗАО «Тяжэкс-холдинг», одного из ключевых кредиторов ОАО «„ВЭКС“ Воронежский экскаватор», считает проект Кировского завода изначально бесперспективным: «Его продукция продавалась со скрипом, чистый годовой убыток превысил все разумные пределы рентабельности». За два года деятельности предприятие выпустило 98 дорожных и строительных экскаваторов, было продано 79 машин. Чистый убыток ВЗЭ за девять месяцев 2008 года – порядка 77 млн рублей.

Дмитрий Баранов считает, что для выхода из сложившейся ситуации руководству ВЗЭ в первую очередь нужно урегулировать вопросы с арендодателем, так как искать новую площадку, по мнению аналитика, в текущих условиях невыгодно. «Стоит договориться с областными властями об отсрочке выплат в бюджет, а в идеале и о предоставлении льготного периода оплаты, кредита или гарантий по нему и собрать всю дебиторскую задолженность. Для удешевления стоимости продукции – постараться разместить ряд заказов на поставку комплектующих на местных предприятиях», – пояснил господин Баранов. Идеальным вариантом эксперту представляется приобретение зарубежного стратегического инвестора, который сможет и выделить финансирование, и передаст новые разработки и технологии, что повысит конкурентоспособность продукции.

«Логическая целесообразность в сохранении производства в Воронеже заключается в том, что потребителям из Южного и Поволжского федеральных округов и в кризис, и после него необходимы недорогие экскаваторы, которые можно было бы производить недалеко от мест их эксплуатации, а не везти их втридорога из других регионов», – резюмировал Дмитрий Баранов. По данным Росстата, в первом полугодии 2009 года в России было произведено 411 экскаваторов, что составляет 11,7% от аналогичного периода прошлого года. Всего в 2008 году в стране выпущено 5277 машин.

Не менее тяжелая ситуация складывается на воронежском «Рудгормаше», специализирующемся на выпуске бурового и горношахтного оборудования, и ОАО «Семилукский огнеупорный завод». Их проблемы тоже начались до кризиса. Например, как говорят источники Guide, знакомые с ситуацией, акционеры Семилукского огнеупорного завода, жители Санкт-Петербурга, банально лишили его оборотных средств, сняв со счетов практически все имеющиеся финансовые ресурсы. В мае нынешнего года руководство предприятия направило в областной арбитражный суд заявление о признании предприятия банкротом. На начало года его кредиторская задолженность превышала 234 млн рублей. В итоге в облправительстве уговорили топ-менеджмент отозвать заявление, пообещав ему господдержку в части залогового обеспечения по кредитам.

Что касается «Рудгормаша», то в конце августа Ленинский райсуд Воронежа по ходатайству регионального управления следственного комитета наложил арест на имущество, которое, по версии правоохранителей, было выведено из ОАО «Рудгормаш» Вячеславом Ениным, бывшим членом совета директоров предприятия, и группой неустановленных лиц. Сергей Дуканов, руководитель воронежского управления Федеральной налоговой службы (ФНС), считает, что решение райсуда может сильно поменять ситуацию с ОАО «Рудгормаш», находящимся в настоящее время в стадии конкурсного производства: «Оно дает реальные шансы вернуть выведенное имущество в конкурсную массу для удовлетворения требований кредиторов». А Вячеслав Клейменов, президент областного совета промышленников и предпринимателей, и ранее высказывал опасение, что скандальная ситуация и в целом борьба за активы «Рудгормаша» могут оказать негативное влияние на реальное производство. Главным юрлицом предприятия является ЗАО «Рудгормаш». Недавно ФНС направило в суд иск на его банкротство.

В то же время топ-менеджмент предприятия ведет активный поиск заказчиков на свою продукцию, наметились подвижки с выплатой долгов по зарплате. По словам президента ОАО «Управляющая горная машиностроительная компания „Рудгормаш“» Анатолия Чекменева, до 15 ноября работники будут получать двойную сумму – текущую получку и задолженность. Господин Чекменев пояснил, что уже к 1 августа долг по зарплате в ЗАО «Рудгормаш» уменьшился с 63 млн до 43 млн рублей. К тому же в ближайшее время завершится процесс перерегистрации предприятия в Воронежской области, что позволит придать его деятельности необходимую прозрачность. «Мы открыты к переговорам с чиновниками и все сделаем для выхода предприятия из кризиса», – заявил он.

В мае текущего года областной арбитраж ввел конкурсное производство в ЗАО «Воронежский алюминиевый завод» (ВАЛЗ). Предприятие само инициировало процедуру банкротства в конце 2008 года. Его общая задолженность не раскрывается, но известно, что у компании более 40 кредиторов, среди которых ФНС (около 20 млн рублей), ОАО «Химоптторг» и Балтийский банк. Директор по персоналу завода Николай Сидельников ранее заявлял, что ВАЛЗ находится в тяжелом состоянии из-за кризиса. «С 28 ноября 2008 года сокращен весь персонал в составе около 800 человек и остановлено производство», – рассказывал господин Сидельников. «Ситуация с заводом выглядит сложной, – согласился Сергей Дуканов, начальник регионального управления ФНС. – Собственники предприятия вывели реальные активы в чистое юрлицо (ООО «Проминвест». – G) весьма грамотно».

У Алексея Петрова, заместителя гендиректора ООО «Инвестиционная палата», вызывает удивление, что топ-менеджмент решился на процедуру банкротства только в конце прошлого года. «Проблемы у завода были всегда, – напомнил эксперт. – Себестоимость его продукции очевидно выше китайской, а качество ниже европейского. Оборудование старое, спрос на продукцию маленький. А в условиях кризиса собственные проблемы усугубились общим спадом в цветной металлургии». По данным господина Петрова, в последние годы производственные активы «перебрасывались» из ЗАО ВАЛЗ в ООО и обратно. «Цена вопроса довольно „лакомая“ – хотя бы с точки зрения земли, пусть и не в самом привлекательном районе города. Предприятие занимает около 40 га, стоимость участка я могу оценить примерно в $4 млн. А вот общая стоимость заводских корпусов колеблется, по моей оценке, от 100 до 180 млн рублей», – заявил Алексей Петров.

Дмитрий Баранов, анализируя непростую ситуацию в воронежской промышленности, считает, что предприятиям не имеет смысла адаптироваться к кризису. Во-первых, поскольку он сам постепенно сойдет на нет. Во-вторых, с постоянным изменением ситуации то, что сегодня кажется актуальным, завтра утрачивает всякий смысл. «Если уж и перестраивать работу, то ориентируясь на долгосрочную перспективу, учитывая возможность наступления новых кризисов, – говорит эксперт. – Кроме того, не надо забывать, что не все факторы, воздействующие на работу предприятия, можно изменить, например – действия государства. Соответственно, надо по возможности учитывать их в стратегии развития и иметь план по перестройке деятельности в случае принятия государством каких-то решений». Однако, по мнению господина Баранова, сосредоточиться все же нужно на том, что в силах сделать само предприятие: повышении эффективности производства, установлении режима жесткой экономии денежных средств и материальных ресурсов, техническом перевооружении, повышении качества продукции и производительности труда. «Такие меры не дадут мгновенного эффекта, но реализовывать их необходимо, если предприятие хочет стать более конкурентоспособным, стойким к различным экономическим потрясениям и способным выдерживать изменения, которые может вносить государство в регулирование экономики», – резюмировал аналитик.


Архив