Главные новости

18 октября 2019 В журнале «Вестник экономики» вышло интервью Моисея Фурщика «На расширение деятельности ЕАЭС больше всего влияет прямое вступление новых членов»

4 октября 2019 Вышли комментарии Моисея Фурщика о том, с чем связан бурный рост индустриальных парков, в свежем номере журнала «Деловая репутация»

4 октября 2019 ММТП совместно с ФОК и московскими художниками создали гигантское панно «Врата в Арктику»

3 октября 2019 Компания «Финансовый и организационный консалтинг» и ООО «ДИАНЕЖ-Р» подписали соглашение о сотрудничестве в сфере развития индустрии туризма

1 октября 2019 На форуме «Евразийская неделя» обсудили перспективы расширения экономических аспектов гуманитарного сотрудничества в рамках Евразийского экономического союза

26 сентября 2019 Компания ФОК принимает участие в крупнейшем международном деловом форуме на пространстве ЕАЭС – Евразийской неделе

Все новости


В минувшем 2010 году в очередной раз активизировался переговорный процесс по присоединению России ко Всемирной торговой организации. При этом российской стороне удалось не просто достигнуть ряда принципиальных соглашений со странами-участницами, но и подойти к финальному этапу переговоров. Все это делает весьма вероятным вступление нашей страны в ВТО уже в 2011 году, и актуальными становятся практические вопросы работы экономики России и отдельных ее элементов в меняющихся условиях.

Алексей Владимирович МАРКОВ, заместитель директора Департамента стратегий и инвестиций компании ФОК (Финансовый и организационный консалтинг)

Политика, экономика и снова политика

Присоединение России к ВТО — вопрос скорее политический, нежели  экономический. После многих лет переговоров их завершение стало казаться чем-то несбыточным, но именно в настоящее время политическая конъюнктура такова, что имеются все основания ожидать успешного окончания процесса. По всей видимости, активизация переговоров находится не только в русле «перезагрузки» отношений с Западом, но и шире —  интеграции России во все глобальные процессы от культуры и науки до спорта и экономики. Не вдаваясь глубоко в историю вопроса и перипетии переговорного процесса, следует упомянуть, что у истоков организации стояли страны-победительницы во Второй Мировой войне, включая СССР. Вскоре союзников разделил железный занавес, а переговоры по Генеральному соглашению по тарифам и торговле (ГАТТ — предшественник ВТО) были начаты СССР лишь в 1986 году. Начатые реформы не смогли помочь стране, испытывавшей огромные экономические трудности в том числе и из-за весьма специфической внешнеторговой политики, и официальную процедуру вступления в 1994 году начала уже Россия. Преобразование ГАТТ в ВТО в 1995 году и продолжавшиеся политико-экономические трудности вновь затянули этот процесс. 

Рассмотрение заявки России было возобновлено с 2000 года: начались двухсторонние переговоры со странами — членами торгового клуба. Наиболее сложно они проходили с США, Евросоюзом и присоединившимся в 2001 году к ВТО Китаем, всего же было вовлечено 56 партнеров на переговорах по товарам, около 30 — по услугам. Со стороны российского руководства не раз менялись подходы к вхождению в ВТО. Временами делались заявления о долгожданном и скором вступлении в торговую организацию, а в 2009 году, наоборот, предпринимались заведомо бесперспективные попытки вступления в ВТО не индивидуально, а Таможенным союзом с Белоруссией и Казахстаном (что невозможно по существующим правилам приема новых членов). Но даже этот демарш продемонстрировал скорее желание влиться в ВТО, нежели пренебрежение к ней — и в 2010 году переговорный процесс вновь активизировался. 

После того как 7 декабря 2010 года между Россией и ЕС был подписан двусторонний меморандум о взаимопонимании, основным препятствием на пути в торговый клуб остается позиция Грузии. Теоретически переговоры с Грузией, являющейся полноправным членом ВТО с 2000 года, могут продлиться сколь угодно долго. Между тем многие эксперты сходятся в том, что Тбилиси и Москва смогут при участии прочих стран-членов найти компромисс и процесс переговоров может быть завершен уже к середине 2011 года.

Предположения и прогнозы

Сделать точную оценку последствий вступления в ВТО сегодня невозможно, поскольку окончательные условия присоединения все еще неизвестны. В первую очередь это обусловлено правилами ведения переговоров, а также тем, что достигнутые договоренности еще могут измениться. Уже в начале года планируется подготовка итогового доклада о присоединении, который должен быть одобрен странами-участницами большинством в две трети голосов. Именно этот документ официально установит список мер и переходные периоды для их осуществления, которые должна принять Россия, чтобы соответствовать требованиям ВТО. Согласно уставу ВТО эти переходные периоды могут составлять от года до семи лет, но случаются и исключения.

До сих пор нельзя сказать с полной уверенностью, каковы окончательные итоги переговоров по многим болезненным вопросам: ввозные пошлины на автомобили, внутренние цены на энергоносители, фитосанитарные нормы, экспортные пошлины на лес. От того, насколько выгодных условий удалось добиться российским переговорщикам, и зависит в конечном счете возможная польза от вступления в ВТО. 

Неопределенность текущих условий присоединения наглядно отражается, в частности, в широком разбросе экспертных оценок относительно судьбы российских производств, выпускающих продукцию высокой степени обработки. С одной стороны, эксперты подчеркивают, что у российских экспортеров несырьевых товаров появятся новые инструменты для защиты интересов на зарубежных рынках — в частности, возможности для противодействия антидемпинговым процедурам. Это будет способствовать диверсификации экономики и постепенному замещению экспорта сырья продукцией с высокой добавленной стоимостью. С другой стороны, как справедливо отмечают некоторые эксперты, рост конкуренции со стороны импорта создаст проблемы на внутреннем рынке для всех отраслей, а не только для уязвимых секторов — легкой и пищевой промышленности, машиностроения. При этом действительно конкурентоспособных на глобальном рынке товаров и услуг производится в России мало и снятие ограничений на их выход на зарубежные рынки может не принести ощутимой выгоды экономике. Противоречие между этими точками зрения только кажущееся: не зная ключевых параметров договоренностей, нельзя достоверно прогнозировать, обернется присоединение к ВТО злом или благом для каждой конкретной отрасли.

По словам одного из самых сведущих специалистов по данной тематике М. Ю. Медведкова, директора Департамента торговых переговоров МЭР и руководителя делегации РФ на переговорах о вступлении в ВТО с 2001 года, порядка 2 млрд долл. в год теряют отечественные предприятия от тех ограничений, которые применяются к ним в настоящее время на зарубежных рынках. Конечно, за такой объем потенциальной выручки стоит побороться, но пока что неясно, какова будет плата за такую возможность. Затруднительно оценить и то, насколько эффективно российские товаропроизводители смогут пользоваться инструментами разрешения споров и защиты своих интересов при отсутствии соответствующего опыта. В данной ситуации может возрасти роль отраслевых союзов, координирующих работу по защите интересов отечественных предпринимателей.

Тарифы и сроки 

Некоторое представление об условиях и возможных последствиях вступления в ВТО можно получить из обзора промежуточных договоренностей. Переговоры по тарифным вопросам определяют максимальный уровень ставок ввозных таможенных пошлин по всей Товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности, право на применение которых Россия получит после присоединения к ВТО. Уровень таможенной защиты сельского хозяйства может сохраниться по ряду базовых сельскохозяйственных товаров на переходный период, а по некоторым из них возможно временное увеличение ставки таможенных пошлин для защиты своих производителей. Вероятно, Россия сможет применять и тарифные квоты на некоторые виды мяса (говядину, свинину, мясо птицы) и другой продукции. Россия, по всей видимости, снизит верхний уровень поддержки сельского хозяйства с 9 млрд долл. в год примерно вдвое за семилетний переходный период. Но это не должно ощутимо повлиять на сельхозпроизводителей, поскольку даже в засушливый 2010-й год поддержка не превысила 4,7 млрд долл., то есть как раз не превышает «норматива» 2017 года. 

В отношении целого ряда товарных позиций могут применяться комбинированные пошлины. Динамическая составляющая этих пошлин должна пересчитываться ежегодно на основе данных о ценах на мировых рынках соответствующего товара за трехлетний период. Исходя из обнародованной информации, таможенные пошлины на некоторые потребительские товары, массово производящиеся в России, снизиться не должны, но в то же время могут быть снижены пошлины на элементную базу, бытовую электронику и электротехнику, лекарства, технологическое и научное оборудование. В течение нескольких лет таможенные пошлины на промышленные товары могут снизиться примерно на четыре процентных пункта в среднем с 11–14 % до 7–9 %. По всем товарным группам в целом эти показатели составляют соответственно 15–19 % и 10–13 %.

В ряде случаев позиция России предусматривает ужесточение условий работы иностранных поставщиков услуг на российском рынке. Но что произойдет с широким спектром крайне важных и для бизнеса, и для населения услуг — банковских, страховых, транспортных, телекоммуникационных, медицинских — опять же неясно. Отдельный вопрос — интеллектуальная собственность. До сих пор широко распространенное в малых и средних российских компаниях пиратское программное обеспечение дает им дополнительные конкурентные преимущества, с чем развитые страны намерены бороться как посредством ВТО, так и иными способами. По всей видимости, будет продолжаться ужесточение законодательства в сфере защиты авторских прав, но правоприменительная практика по-прежнему будет избирательной.

Потребители и производители

Влияние присоединения к торговому клубу на каждую конкретную компанию зависит от многих специфических факторов: изменения таможенных тарифов на сырье и продукцию, выбора поставщиков и партнеров, технической оснащенности и наличия ресурсоэффективных технологий, квалификации кадров. Для прогноза вероятных последствий необходимо понимать, в какой мере российские предприятия конкурируют с импортом на своих рынках сбыта и готовы ли они к ужесточению конкуренции. Согласно ряду исследований Института экономики переходного периода (ныне Институт Е. Т. Гайдара) доля не конкурирующих с импортом российских рынков колеблется от 70 % в стройиндустрии до 20 % в пищевой промышленности. Около половины российских предприятий, которые конкурируют с импортной продукцией, считают ее качество примерно равным качеству своей продукции. Больше всего равнокачественных продуктов выпускается в пищевой промышленности (до 85 %), металлургии (60 %) и машиностроении (45 %). При этом лишь около 10 % российских предприятий оценивают качество своих товаров выше импортных. Максимум таких оценок получен в промышленности строительных материалов (20 %), минимум — в машиностроении (около 5 %). Уступают импорту по качеству 40 % российских предприятий. Самые низкие оценки качества наблюдаются в химии и нефтехимии, где более качественный импорт преобладает на 55 % рынков, и в машиностроении (до 45 %). Следовательно, ряд отраслей уже работает в условиях повышенной конкуренции и вынужден производить качественную продукцию, но есть и сегменты, в которых прямая конкуренция слаба, а продукция предприятий уступает зарубежным аналогам. Предприятия из последней проблемной группы — вероятные жертвы глобализации российской экономики.

Возможности увеличения экспорта российскими компаниями в первую очередь зависят от наличия барьеров для экспорта товаров в настоящее время и их последующего изменения, потребительских качеств продукции, а также от поддержки экспорта на государственном уровне, расширения кооперации и субконтрактации, в том числе с малым бизнесом. Следует отметить, что расширение имеющихся тарифных преференций как инструмента снижения общеэкономических издержек российских экспортеров не противоречит нормам и правилам ВТО.

Что касается малого бизнеса, то последние события со сносом киосков в Москве наглядно показывают, что у него всегда находятся более острые проблемы, нежели подготовка к глобальным и не скорым изменениям. Среди косвенных эффектов, которые могут оказать позитивное влияние на субъекты малого бизнеса, нужно отметить улучшение весьма болезненной ситуации с доступностью кредитных средств (и в том числе микрокредитов) за счет существенного усиления конкуренции среди кредитных организаций. Также неизбежное закрытие ряда производств поможет малому бизнесу частично решить кадровые проблемы.

Вступление в ВТО неизбежно коснется и всего населения страны: через увеличение внутренних тарифов на газ и электроэнергию и тем самым удорожание услуг ЖКХ, увеличение издержек производителей товаров и услуг. Тарифы для населения в настоящее время субсидируются, поэтому при гармонизации возможен рост цен в пределах семилетнего периода на электроэнергию в два раза, на газ в три раза. Также осложнить ситуацию может начавшееся в ряде регионов использование в электроэнергетике нового метода тарифного регулирования — по доходности инвестированного капитала (метод RAB), что может привести, в частности, к дополнительному росту тарифов в среднесрочной перспективе и для частных, и для коммерческих потребителей. 

При этом прогнозируется существенное улучшение ассортимента и качества предложения не только для потребительских товаров, но и в сфере розничных услуг, в первую очередь банковских, страховых и телекоммуникационных. Возможные плюсы и минусы для конкретных домохозяйств зависят главным образом от структуры их потребления.

Отрасли и регионы

В первую очередь к потенциально проблемным следует отнести Уральский федеральный округ и регионы востока Приволжского федерального округа, где располагаются металлургические производства и машиностроительные предприятия, многие из которых используют устаревшие технологии. Десятки таких производств как раз являются градообразующими, в том числе ориентированными на оборонку. В меньшей степени сказанное может отразиться на регионах Южной Сибири: здесь в силу климатических и географических особенностей их расположения, по всей вероятности, более существенными будут косвенные эффекты, такие как повышение тарифов на электроэнергию, грузоперевозки. К зоне повышенного риска также относится ряд областей Центрального федерального округа и юга России, в которых высока роль сельского хозяйства и связанных с ним производств, в том числе машиностроительных, а также развита легкая промышленность. 

Вышеперечисленные регионы ранее именовались «красным поясом». Можно констатировать, что данный термин, утратив со временем политический смысл, сохранил социально-экономический подтекст: остановка одного из многих хронически неконкурентоспособных производств в этих регионах способна привести к закрытию десятков тысяч рабочих мест. Освобождающиеся кадры не смогут трудоустроиться в слабо диверсифицированной экономике региона с недоразвитым малым бизнесом, что чревато социальными потрясениями.

Следует оговориться, что промышленно развитые регионы, проводившие в нулевые годы активную политику по привлечению инвестиций и развертыванию современных производств, будут подвержены негативным влияниям в значительно меньшей степени, несмотря на их отраслевую принадлежность. Как пример таких регионов, можно указать Калужскую, Липецкую, Калининградскую области, Республику Татарстан, не последнюю роль в развитии которых сыграло создание индустриальных парков и особых экономических зон. Не стоит также беспокоиться и за два столичных макрорегиона.

Предшественники и первопроходцы

Приведенные выше вероятные условия присоединения для России представляется полезным сравнить с договоренностями других стран, уже вступивших в ВТО. К сожалению, анализ опыта даже близких экономик — республик бывшего СССР и стран БРИК — дает мало материала для обоснованных прогнозов, хотя и весьма познавателен. Дело в том, что, даже выторговав сходные условия присоединения, похожие экономики в условиях ВТО начинают развиваться совершенно по-разному. Здесь сказывается умение пользоваться инструментами ВТО, а также проявляется международное разделение труда.

Китай и в меньшей мере Бразилия с Индией являют собой примеры успешного развития в рамках ВТО. Для Бразилии и Индии вступление в ВТО не оказало сильного влияния на их экономику, так как обе страны находились в ГАТТ с 1948 года. По предварительному мнению специалистов, вступление Китая в ВТО должно было негативно сказаться на китайской автомобильной промышленности. Однако прогнозы оказались неверны и уже в первые полгода участия Китая в ВТО объем продаж легковых автомобилей вырос в годовом исчислении на 37 %. Иностранные автопроизводители не только увеличивают свое присутствие на китайском рынке, но и передают технологии своим китайским партнерам, которые осуществляют активную экспансию на мировой рынок. Темпы роста ВВП Китая после присоединения к ВТО росли каждый год вплоть до кризиса 2008 года, составив в среднем 12,5 %. Удачно в условиях ВТО развивала свою промышленность и Бразилия, которая еще 20 лет назад являлась преимущественно аграрной страной. В XXI веке Бразилия обладает мощным автопромом и развитым самолетостроением (к примеру, в декабре 2010 года итальянская авиакомпания Alitalia отказалась от сделки с концерном «Сухой» по закупке самолетов Sukhoi SuperJet 100 в пользу бразильского производителя Embraer). Что касается стран СНГ, то для них были характерны незначительный рост объемов прямых иностранных инвестиций и увеличение экспорта.

Ожидания и опасения

Резюмируя вышесказанное, можно сказать, что несмотря на все сомнения большая часть пути в ВТО уже пройдена не только де-юре за столом переговоров, но и де-факто — в повседневной экономической жизни. Целые отрасли уже функционируют в условиях, близких к прогнозируемым после присоединения к ВТО. Законодательство по многим аспектам уже приведено в соответствие нормам ВТО, а большинство иностранных компаний, заинтересованных в российском рынке, уже работает здесь. При всем этом цены на потребительские товары и услуги в России зачастую выше, чем в развитых странах, внутренние тарифы на энергоносители и электроэнергию также растут, приближаясь к среднемировым. 

Влияние мирового финансового кризиса на Россию последние три года убедительно демонстрирует глубокую вовлеченность нашей страны в глобальную экономику. Если мы уже сейчас несем издержки, связанные с интеграцией в мировое сообщество, то почему бы не попытаться получить сполна и все выгоды от этого? Во всяком случае, если события будут развиваться по негативному сценарию, Россия всегда сможет стать первой страной, покинувшей ряды ВТО.

Источник


Издание: Журнал «Бюджет», №2

Год публикации: 2011

Автор: Алексей Марков