На портале ИА EADaily вышли комментарии Моисея Фурщика в статье «Коронавирусный тест: АПК и туризм Дальнего Востока в главной группе риска»

17.02.2020

Вспышка коронавируса в Китае стала самым масштабным форс-мажором для российского Дальнего Востока за много лет: к резкому сокращению поставок ряда китайских товаров повседневного спроса и визитов туристов из КНР не готовился никто. Пока наиболее уязвимым сегментом дальневосточной экономики остаются свежие овощи и фрукты — продукция с высокой степенью сезонности. Но если китайским властям не удастся быстро справиться с распространением коронавируса и контакты с Китаем не восстановятся, приспособление Дальнего Востока к новым реалиям будет долгим и болезненным.

 

Резкое повышение цен на овощи — одна из топовых новостей последних недель в приграничных с Китаем регионах Дальнего Востока. На сегодняшний день наиболее остро складывается ситуация с поставками на местный рынок огурцов, помидоров, сладкого перца и зелени, констатировали участники прошедшего несколько дней назад заседания регионального штаба по ценам под руководством вице-премьера правительства Приморского края Константина Шестакова. Как сообщил министр сельского хозяйства Приморья Андрей Бронца, мощностей местных тепличных комбинатов «Лазурный» и «Грин Хаус», которые производят почти 2,8 тысячи тонн овощей в год, не хватает, чтобы компенсировать выпавшие поставки из Китая. Сейчас, по его словам, в Приморье строится новый тепличный комбинат, его первая очередь площадью 10 гектаров и мощностью 7,5 тысячи тонн овощей в год должна быть запущена уже в этом году.

 

Доля местных овощей на продовольственном рынке края составляет около 50%, остальной объем завозится преимущественно из Китая, Сибири и других регионов России, проинформировал врио министра промышленности и торговли Приморья Сергей Калитин. «На местной оптово-розничной базе „Дружба“ запасов овощей из „борщевого набора“ достаточно, их хватит на два-три месяца, — добавил он. — Килограмм приморского картофеля здесь стоит 22−25 рублей, лук — 23−25 рублей, капуста — 25−28 рублей, морковь — 30−35 рублей, свекла — 23−25 рублей. Повышения этих цен в ближайшее время не ожидается».

 

По оценке приморских властей, прозвучавшей на прошлой неделе, дефицит помидоров и огурцов в основном вызван ажиотажем самих покупателей в связи с коронавирусом. «Помидоры и огурцы от 150 до 180 рублей быстро раскупаются жителями. Торговые сети не успевают заполнять полки», прокомментировал ситуацию Сергей Калитин. В качестве основной меры реагирования на завышенные цены жителям Приморья предложено обращаться по «горячей линии» в антимонопольные органы — краевое УФАС обещает привлечь виновных в экономически необоснованном повышении цен на продукты к административной ответственности. По информации на 12 февраля, на «горячую линию» поступило около 100 звонков от жителей Приморья.

По итогам проверки, проведенной представителями Минпромторга Приморского края и антимонопольщиками 13 февраля, представитель краевого УФАС Юрий Кисенко заявил, что в проинспектированных торговых сетях Владивостока нарушения антимонопольного законодательства не выявлены, торговые наценки на овощи не изменились и составляют от 5 до 20%.

 

В частности, в одном из владивостокских супермаркетов были зафиксированы цены на китайские и местные огурцы от 200 рублей за килограмм, помидоры — от 190 рублей, хотя еще в начале этого месяца в публикациях СМИ можно было увидеть совершенно другие местные ценники. Например, выкладывались фото ценников на местные огурцы по 420 рублей за килограмм и азербайджанские помидоры по 700 рублей, а также вывески в духе «Граница закрыта — овощей нет».

 

Первоначальный скачок цен на овощи определенно пошел на спад после того, как 3 февраля на автомобильных погранпереходах в Приморье начали пропускать грузовики из Китая. Как пояснили тогда в краевом Минпромторге, без человека коронавирус в окружающей среде нестойкий, на коробке он живет всего несколько минут, поэтому запрещать завозить овощи и фрукты было бы нецелесообразно. Однако поставки овощей возобновились не в полном объеме из-за дополнительных требований карантинной службы КНР — в частности, водителями контейнеровозов, перемещающих грузы через российско-китайскую границу, теперь могут быть только граждане РФ.

 

Как сообщил на пресс-конференции во Владивостоке 7 февраля начальник Дальневосточного таможенного управления (ДВТУ) Юрий Ладыгин, в январе объём импорта фруктов из КНР сократился в два раза, объём овощей уменьшился на 15% по весу и на 27,5% по стоимости. В целом же под угрозой оказался рынок емкостью в сотни миллионов долларов. По данным ДВТУ, в юрисдикцию которого входят 11 регионов Дальневосточного федерального округа, за три квартала прошлого года из Китая было импортировано овощей на $ 208 млн (в том числе картофель — $ 15,1 млн, томаты — $ 55,1, лук — $ 30,7 млн, капуста — $ 21,7 млн, морковь — $ 20 млн, огурцы — $ 16,7 млн), при этом все остальные страны-импортеры поставили на Дальний Восток овощей всего на $ 3 млн. Импорт фруктов и близкой к ним продукции (орехов и т. д.) более диверсифицирован: в его общем объеме $ 145,4 млн за девять месяцев прошлого года на Китай пришлось чуть больше половины — $ 80,6 млн, также к значимым поставщикам фруктов на Дальний Восток относятся банановый Эквадор, Новая Зеландия, Пакистан, Аргентина, ЮАР, Индия.

«Китай — наш основной торговый партнёр, нравится нам это или нет. По некоторым группам товаров до 80% импорта поступает именно из Китая», —

 

резюмировал на недавней пресс-конференции начальник Дальневосточной таможни.

 

«Конечно, вариант полного прекращения поставок из Китая никем серьезно не рассматривался, к нему не готовились, — комментирует текущую ситуацию эксперт по экономике Дальнего Востока, управляющий партнер компании „ФОК (Финансовый и организационный консалтинг)“ Моисей Фурщик. — Наиболее болезненной оказалась ситуация с помидорами и огурцами. По другим видам продовольствия либо доля китайской продукции не очень велика, либо их наличие не является столь важным. Теоретически есть возможность заместить поставки из Китая импортом из других стран, но это вряд ли получится сделать быстро, да и затраты на логистику будут существенно выше. Поэтому пока более реальным является вариант, когда Дальний Восток просто сократит потребление овощной продукции на время вспышки вируса. Как говорят тут многие простые люди, в советские времена мы особо овощи в зимнее время и не ели, дожидались сезона — вот и сейчас вполне можем некоторое время обойтись».

 

«Дальний Восток исторически сильно зависим от поставок продовольствия из Китая, локального производства не хватает, да и значительную часть дальневосточного урожая скупают, опять же, китайские трейдеры в сезон. Есть значительный дефицит мощностей по хранению продукции, поэтому зимой поставки из Китая особенно актуальны, по позициям это в первую очередь свежие овощи и фрукты. Их замещение возможно поставками из Японии, Индии, Таиланда, Вьетнама, но это не так быстро и точно недёшево»,

 

— соглашается управляющий партнер Agro and Food Communications Илья Березнюк.

 

Форс-мажорная ситуация с коронавирусом действительно выявила серьезные проблемы с импортозамещением продовольствия на Дальнем Востоке, причем заметны они были и без китайской эпидемии. По данным ДВТУ, за девять месяцев прошлого года, импорт продовольственных товаров и сырья на Дальний Восток вырос на 25,9% к тому же периоду 2018 года, с $ 604,2 млн до $ 761 млн, а в целом импорт китайских товаров увеличился на 46,5%, до $ 2,838 млрд.

 

Наращиванию продовольственного импорта способствовали проблемы у местных производителей. Например, в октябре прошлого года был объявлен банкротом Суражевский овощной комбинат в Приморском крае (ФГУП «Дальневосточное») — один из крупнейших в регионе производителей овощей. До банкротство его довело накоплением долгов (общая сумма обязательств превысила 300 млн рублей), неграмотные управленческие решения и предоставление подрядов аффилированным структурам. Обанкротилась и крупная птицефабрика «Дальневосточная птица», понесшая ущерб от птичьего гриппа и паводков. Впрочем, стоит отметить и ряд успехов в продовольственном импортозамещении — в частности, федеральный холдинг «Русагро» начал реализацию крупного свиноводческого проекта в территории опережающего развития (ТОР) «Михайловский» в Приморье.

 

Создание новых мощностей в АПК Дальнего Востока, безусловно, улучшает продовольственную ситуацию, например, в части той же свинины, но настолько же очевидно, что требуются дальнейшие значительные вливания и в производственные мощности, и в инфраструктуру, считает Илья Березнюк. По его мнению, с учетом дефицитности Дальнего Востока по многим категориям продуктов, а также географической удаленности от сельхозпроизводящих регионов России особенно актуально создание инфраструктуры хранения и распределения продовольствия, в первую очередь оптово-распределительных центров (ОРЦ). Развитие сети таких центров, добавляет эксперт, прописано отдельным пунктом в выпущенной 20 января обновлённой версии Доктрины продовольственной безопасности РФ. Еще в сентябре 2018 года в ТОР «Надеждинская» началось строительство межрегионального оптово-распределительного центра «Приморский», в который планировалось вложить 4,3 млрд рублей.

 

Эффект от реализованных на Дальнем Востоке импортозамещающих проектов заметен, отмечает Моисей Фурщик, но местная овощная продукция и прежде была дороже импортной примерно в полтора раза, хотя всеми признается, что она превосходит китайскую по качеству.

«Поэтому высокий сегмент не сильно пострадал от прекращения поставок из Китая — в нем хватает российской продукции. Но не у всех жителей доходы позволяют ее покупать, а низкий ценовой сегмент просто временно почти обнулился по объему», —

 

констатирует эксперт.

 

Есть и другие риски для экономики Дальнего Востока, которые выявила ситуация с коронавирусом, продолжает Фурщик: «Очень велика зависимость туристической отрасли региона от китайских туристов. К ним же привязан заметный сегмент в розничной торговле, так как многие китайцы по факту являются „челноками“, то есть основной целью поездки у них является покупка каких-то товаров в России. Решением проблемы может стать более активное развитие внутрироссийского туризма, а также следует больше привлекать на Дальний Восток граждан Японии, Республики Корея, США и Канады. Еще одна отрасль, сильно завязанная на китайских граждан — это строительство. Многие на Дальнем Востоке считают, что такая зависимость является избыточной. Возможно, история с вирусом приведет к формированию более здоровой ситуации в отрасли — прежде всего с социально-политической точки зрения, а не с позиции максимизации прибыли подрядчиками в ущерб местному населению. Ограничения по транспортному сообщению с Китаем могут нанести ущерб и отгрузке российских сырьевых товаров, хотя пока тут какой-то паники не наблюдается. Трубопроводы работают и в условиях карантина, а отгрузки на суда, видимо, могут происходить при минимальном контакте китайских экипажей с российскими гражданами».

 

На ситуацию в туристической отрасли Дальнего Востока пока также влияет сезонный фактор — зимой эту часть России в целях «классического» туризма китайцы посещают не слишком активно. Однако власти уже констатируют наличие проблем.

 

«Нужно быть окончательно оторванным от реальности, чтобы сказать, что ситуация с коронавирусом на бизнес Приморья не влияет, — заявил накануне в эфире ГТРК „Владивосток“ вице-премьер Приморья Константин Шестаков. — Мы понимаем, что туристы из КНР к нам не едут, общепит, розница, транспортные предприятия, сами туроператоры, гостиницы испытывают нехватку в этом. Простаивают закупленные для туристов экскурсионные автобусы, автотранспортные предприятия рекомендовали сотрудникам взять отпуск».

 

Тем не менее, по словам чиновника, сейчас ситуация изменилась по сравнению с картиной трехлетней давности, когда основной въездной поток приходился именно на туристов из КНР: по итогам 2019 года потоки из Южной Кореи и Китая практически сравнялись. Однако, добавил Шестаков, текущий турпоток из Южной Кореи в связи с коронавирусом уже меньше, чем мог бы быть без форс-мажорных обстоятельств.

 

Если ощутимый успех в борьбе с коронавирусом не будет достигнут весной, то под угрозой могут оказаться планы туроператоров, основанные на уже достигнутой высокой динамике в их отрасли. В 2018 году количество иностранных туристов в Приморском крае увеличилось на 20%, до 780 тысяч человек, а за три квартала прошлого года выросло еще на 19%. По этот поток были намечены очень крупные инвестиции — только в новый курорт с игорной зоной в бухте Муравьиная близ города Артема на территории 619 гектаров планировалось вложить более 117 млрд рублей.

 

Николай Проценко
Подробнее: https://eadaily.com/ru/news/2020/02/14/koronavirusnyy-test-apk-i-turizm-dalnego-vostoka-v-glavnoy-gruppe-riska

 


Архив